00:54 

Девушка и волк

bese_ss_en
Oel ayngati kameie
Название: Девушка и волк
Автор: Love Child
Бета: Джаспер
Размер: миди
Пейринг: Леа/Белла
Рейтинг: R(за само наличие фемслеша, и потому что я перестраховщик)
Жанр: романс. Может, юмор где-то проскользнул.
Предупреждения:
1) Пара крепких выражений, нанесение увечий. AU, начиная с «Новолуния». Последовательность событий искажена в угоду автору, канон побоку . Значительный ООС: чрезмерная крутость Леи, Белла, которая смогла забыть Эдварда, Эмили – шиппер Леа/Белла и прочее в таком роде))). Если это кого-то волнует – при написании не погиб ни один второстепенный персонаж, кроме Лорана и Виктории ;) .
2) Дле тех, кто не любит фемслеш: фанфик об отношениях двух девушек.
3) Для тех, кто любит: подробностей, которые могли бы оправдать рейтинг, _очень_ мало.
Статус: закончен, отбечен, в стадии последней проверки. Продолжение будет в комментах.
Саммари: Их обеих бросили. Обеим казалось, что жизнь кончена. Пока случайная встреча не положила начало чему-то новому.

-Убирайся.
- Мне нужно поговорить с Беллой! Это очень важно!
- Нет.
- Мой брат может умереть! Я видела, он решил убить себя!
- Очень верное решение. Полностью его поддерживаю. Чем вас меньше, тем лучше.
Леа негромко цедит слова сквозь зубы, будто делает своей собеседнице огромное одолжение. Темно-бронзовое лицо дышит спокойствием и решимостью. Во время этого долгого и порядком утомившего ее разговора, волчица не сделала ни одного лишнего движения. Босые ноги Леи словно вросли в каменистую, усыпанную сосновыми иглами землю Ла Пуш, руки сложены на груди. И нет на свете такой силы, что могла бы заставить ее отступить хотя бы на фут.
Пусть будущее Леи Клирвотер видится Элис сплошным черным провалом, маленькая вампирша уже поняла: она может кричать, просить, взывать к состраданию – все бесполезно. Эдвард, любимый брат, собирается в Вольтерру; а Белла, лучшая подруга, что когда-либо была у Элис, тонет в черноте, как и Леа. И ничего нельзя с этим поделать.
- Я все равно поговорю с ней, - Элис пригибается к земле, бросается вперед, вложив в прыжок все отпущенные ей проклятием бессмертия силы и решимость.
И кричит от боли, пронзившей ее от пяток до макушки, не в силах оторвать взгляд от пустого, болтающегося туда-сюда рукава своей модной блузки.
- Уходи, Элис Каллен, - все так же спокойно произносит Леа, молниеносно поменяв облик.
Она держит руку вампира двумя пальцами, будто жабу, и брезгливо морщится. Элис со злостью сжимает кулак не поврежденной руки и, ужасаясь, видит, как пальцы оторванной так же сжимаются.
- Убирайся.
Маленькая белая ручка - "Как у сломанной куклы, только в роли куклы теперь я", -думает Элис, - приземляется в траве недалеко от нее. Борясь со страхом и болью, вампирша прикладывает ее к телу и выдыхает с облегчением, когда рука прирастает. Элис шокирована. Нет, она в ужасе.
Это совсем не похоже на спарринг с Джаспером или Эмметтом. Элис впервые столкнулась с противником, для которого она – всего лишь нежить, нарушившая границу, а не сестра или возлюбленная. Леа не моргнув глазом доказала, что не собирается делать ей поблажек. Волчица убьет ее, но не пропустит.
- Я не уйду, - упрямо возражает Элис. – Эдвард собирается покончить с собой, потому что думает, Белла утонула! Мы скрывали от него произошедшее, но он прочел обрывки моих мыслей, начал подозревать худшее и буквально сошел с ума.
- Можешь передать ему, что она жива. Но с Беллой ни он, ни ты, разговаривать не будете. Может быть, потом, через несколько лет. Но не сейчас.
- Эдвард имеет право знать…
- Неужели?
Леа легко преодолевает расстояние, разделяющее их, и нависает над Элис. Та не может пока встать, сидит на земле и баюкает свою руку.
- После того, как он бросил ее в лесу?! Знаешь, у нас тут и медведи водятся, и волки! Если бы Сэм не нашел ее, остались бы от Беллы лишь рожки да ножки! Где был твой Эдвард, когда она впала в живую кому и ходила, что твой зомби? Где были вы все?! Вы ей чем-нибудь помогли? Нет! Вы ее выбросили, как мусор!
- Но… Эдвард… для ее же безопасности… - пытается возражать Элис, но Леа не слушает:
- И вся семейка вычеркнула Беллу из своей жизни. Тоже, значит, ради безопасности…
Леа усмехается и на ее лице снова застывает скучающе-спокойное выражение.
- А ведь Белла такая слабая. Ей стоит из дома выйти, как она непременно споткнется, или ударится. Ей нужен кто-нибудь, кто бы присмотрел за ней, на кого можно положиться, кто не бросит ее. И кого не штырит от вида разбитой коленки.
- Уж не ты ли?
- Именно я. А Эдварду передай: пусть найдет себе симпатичную вампиршу и оставит нас в покое.
- Не слишком ли много на себя берешь?
- В самый раз.
Элис поднимается, не сводя глаз с Леи. Та тоже, не отводя взгляда, быстро наклоняется и подбирает с земли кусок пестрой материи. Когда-то давно эта тряпка вполне могла была быть либо пончо, либо большим платком, но теперь служила Лее чем-то вроде одежды. До обращения она была небрежно наброшена ей на плечи и теперь девушка водрузила ее на прежнее место. Это старье выгоревшее, застиранное, потеряло свой, возможно когда-то очень давно, симпатичный облик, и почти не прикрывает смуглое, не по-женски мускулистое тело. Но оборотню, похоже, все равно. Ее ноги босы, а волосы выглядят так, словно их никогда не расчесывали, но Леа смотрит на одетую с иголочки Элис, как королева на побирушку.
Вампирше приходит в голову, что только этот суровый край мог породить подобное существо, совершенно бессердечное и безжалостное. Как можно, зная историю Беллы и Эдварда, препятствовать воссоединению любящих сердец!
- Пойми, они любят друг друга. Нельзя допустить, чтобы Эдвард и Белла расстались из-за дурацкой ошибки!
Элис уже готова умолять на коленях: смутные картины Эдварда в Вольтерре стали четче. У нее почти не остается времени.
- Убирайся, - повторяет Леа. – Если ты вернешься, я снова встречу тебя. И тогда рукой не отделаешься.
- Я найду Эдварда, - Элис яростно потрясает маленькими кулачками, - и когда мы вернемся в Форкс…!
- Возвращайтесь. Хоть всем табором. Сначала вам придется пройти мимо меня.
Леа не повышает голос и не двигается с места, но Элис пробирает дрожь.
Она бросает последний взгляд на оборотня. Леа стоит совершенно неподвижно, ни взглядом, ни взмахом ресниц не выдав, о чем думает. Но это - неподвижность зверя перед прыжком.
Элис разворачивается и бежит через лес. Пока что ей везет – видения о внезапных поломках или отменах рейсов ее не тревожат. Эдварда еще можно спасти.


+++

Леа ждет, пока шаги Элис затихнут вдали. Ноздри оборотня дергаются, ловя почти растворившийся в лесном воздухе мерзкий запах. Она наконец-то одна.
Теперь можно перевести дыхание. Напряжение последних часов было слишком тяжелым. Тело Леи будто обмякает: ее плечи опускаются, руки болтаются плетьми. Но черные глаза светятся, как звезды, что одна за другой появляются ночью на темно-синем небосводе. Девушка-волк стаскивает и комкает свой платок (ей уже давно кажется, что глупая тряпка в лесу только мешает) и неторопливо бредет между деревьев. Ее цель – небольшой тайник в дупле древней, пережившей тысячу бурь, ели. У Леи их несколько. В основном, она хранит там старые вещи: сарафан, платок или что-то еще, что можно скинуть одним движением. Необходимость постоянно таскать с собой одежду раздражает. Но сейчас ей нужна не одежда, а красно-белая пачка «Марльборо» и зажигалка, заботливо упакованные в целлофан и прикрытые сухими листьями.
Огонек зажигалки на секунду освещает теплым оранжевым светом усталое, но очень счастливое лицо. Леа с удовольствием затягивается – как же хорошо расслабится. Она возвращается в Форкс лесом, стараясь держатся подальше от автострад, и вспоминает, с чего все началось…

+++

Дом семьи Свон напоминал модную гостиницу в сезон отпусков. Во дворе и на подъездной дорожке было не протолкнуться: доктора, полицейские, индейцы-квилеты... Казалось, что на помощь Чарли пришла добрая половина города. Леа Клирвотер, которую, как и многих присутствующих, известие о пропаже дочери шерифа подняло на ноги среди ночи, с кислой миной стояла, облокотившись на кресло в гостиной. Виновница этой суеты, Белла Свон, скрючившись, лежала на диване. Настроение у Леи было паршивое. Она только что поругалась с Сэмом: полночи девушка простояла возле дома шефа полиции, еле дождалась, когда Сэм передаст Чарли почти бесчувственную дочь, но так ничего и не добилась. Леа обрушила на Сэма град вопросов и упреков, требовала объяснений. Но Адли был немногословен, а потом и вовсе просто развернулся и ушел. Где он пропадает целыми сутками, почему перестал разговаривать с Леей, какого лешего вьется вокруг Эмили – черт возьми, она бы охотно все это выяснила! Надоело играть в молчанку. Хочешь уйти, так будь мужиком и скажи прямо! Лучше ужасный конец, чем ужас без конца.
Чарли Свон хлопотал возле дивана. Рядом с ним суетился какой-то доктор из местной больницы. Леа, вообще-то, собиралась уйти, но шеф попросил ее принести одеяло из комнаты на втором этаже. Послать лучшего папиного друга, когда у него горе, было бы невежливо, так что пришлось топать наверх, искать одеяло и укутывать Беллу.
Народ постепенно расходился: блудная дочь нашлась, причин для беспокойства больше не было. Мельком Леа увидела Пола и Джареда в одинаковых джинсовых шортах: парни тихо переговаривались, а когда заметили ее пристальный взгляд, резко замолчали, насупились и выскочили за дверь. «Когда только успели так накачаться. Я явно что-то пропустила», - рассеянно подумала она, когда услышала, что Белла что-то тихо шепчет в подушку.
- Он ушел… ушел… - донеслось до Леи.
- От тебя тоже? Добро пожаловать в клуб, - вырвалось у нее.
Белла вздрогнула и подняла голову, недоуменно моргая. Взгляд был пустым и бессмысленным, словно бы ее разбудили от прекрасного сна, а она не узнает собственный дом и не понимает, что уже не спит.
- Кто ты такая?
- Леа Клирвотер. Мы играли вместе с Джейкобом Блэком и его сестрами, когда ты приезжала на каникулы.
- Не помню.
- Меня бы удивило, если бы помнила. Мы ведь не были подругами.
Что правда, то правда. В детстве неуклюжая тихая девочка, да к тому же «городская», вызывала у Леи раздражение. Больше всего ее выводило из себя то, что Джейкобу, Рейчел и Ребекке Белла почему-то нравилась.
- Так кто там от тебя ушел?
Лицо Беллы исказилось, словно бы она испытывала невыносимые муки. По щеке скатилась слезинка, и девушка поспешно уткнулась в подушку. До того, как Белла отвернулась, Леа случайно поймала ее измученный взгляд, и квилетке стало не по себе. В темно-карих глазах застыла боль и обреченность – больше, чем может выдержать человек. «Это несправедливо, что кто-то так убивается из-за какого-то идиота!», - с негодованием подумала Леа. В ее душе возникло и медленно, но верно начало разрастаться сострадание и участие к малознакомой, практически посторонней девушке.
Ведь, может быть, Леа – следующая. Сэм пока что отмалчивался, но в том, что он к ней не вернется, девушка была почти уверена. Возможно завтра она, а не Белла, будет лежать на диване и шептать «он ушел… ушел…».
«Никогда!», - возмутилась Леа про себя. - «Ни за что я не позволю ему сделать со мной такое. Моя жизнь не кончится, если Сэм уйдет!»
Белла выглядела такой жалкой сейчас. На ее лице невооруженным взглядом читалось: «оставьте меня все, дайте мне спокойно умереть». Это зрелище показалась Лее неправильным, да что там говорить, просто чудовищным. Так не должно быть!
- Что белые, что красные – все мужики суки, - тихо проворчала Леа и присела на краешек дивана. Ей очень захотелось сделать что-то для Беллы, утешить ее. В самом деле, нельзя же так страдать из-за самовлюбленного красавчика, который поиграл с ней и бросил! Другое дело Сэм: они с Леей уже обдумывали, когда назначить день свадьбы. Но, видимо, не судьба.
- А меня, похоже, жених бросил, - с трудом заставляя себя произносить каждое слово, сказала она. – Сэм пока молчит, но я знаю, что он подбивает клинья к моей кузине.
Белла медленно открыла глаза.
- Не плачь, - Леа неловко похлопала ее по руке, лежащей поверх одеяла. – Меня тоже бросили, но я же не плачу.
Квилетка врала: плакать ей очень хотелось.
- Это другое, - прошептала Белла.
Боль в ее глазах сменилась жалостью, и Леа с негодованием поняла, что жалеют-то ее! «Она что, имеет в виду, что мне не понять ее великой любви?! Рылом не вышла?!» - участие, как по команде, сменилось злостью. Для нее не было секретом, что Белла встречалась с Эдвардом Калленом. Одним из «ненормальных Калленов», как про себя называла их Леа. «На побережье жгут костры. Радуются, что Каллены уехали. И правильно! Они никогда мне не нравились. Есть в них что-то неестественное и странное», - подумала Леа, услышав, как шеф Свон на кухне разговаривает об этом с кем-то по телефону.
- Да, другое, - медленно закипая, ответила она. – Я люблю Сэма уже три года. Мы, считай, стояли в одном шаге от алтаря. Он – не просто смазливый высокомерный красавчик, с которым я сидела за одной партой!
Белла промолчала, опустив глаза и нервно теребя одеяло. Лицо белее наволочки, на которой покоилась ее голова, в спутанных волосах застряли сухие листья. Видя перед собой Беллу, такую слабую, не способную выдержать выпавшее ей испытание, Леа устыдилась своей грубости. Она была немного старше Беллы и, как это часто бывает, самоуверенно считала девушек чуть моложе себя неразумными детьми. А на детей нельзя кричать.
- Не обижайся, - она машинально подцепила один из листьев, застрявших в густых волосах Беллы, бросила его на пол и потянулась за следующим. Было приятно дотрагиваться до мягких темных прядей. – Я сказала, не подумав.
Ответа не последовало. В неловкой тишине Лее показалось, что она слышит тихое срывающееся дыхание Беллы. Ее лицо опять исказилось от боли, темно-карие глаза смотрели сквозь Лею. "Белла вот-вот потонет в этой боли", - поняла та. Этого нельзя было допустить! Нужно было сделать хоть что-то, чтобы отвлечь ее.
И Леа заговорила. Слова полились легко, сами, будто отрепетированная речь. Клирвотер рассказывала, как влюбилась в Сэма, как они ходили на свидания. Припоминала забавные детали, какие-то неловкие ситуации. И от воспоминаний, к удивлению, становилось легче и ей самой. Предчувствие, что Сэм ее бросит и ревность, лежавшая на сердце многотонной тяжестью, не ушла, но стала вполне переносимой. «Что бы дальше не произошло, я переживу это», - твердо решила она про себя. Выговориться, рассказать кому-то о том, что тебя тревожит и не дает спать по ночам – вот, оказывается, что нужно было Лее, для облегчения собственных страданий и переживаний. Даже об Эмили (хоть рассказ и стал эмоциональнее) рассказывать было не трудно.
- Главное, он видел Эмили сто тысяч раз! Она никогда ему особенно не нравилась. И вдруг: лучшая подруга приезжает по мне в гости, жених приходит навестить – стоит, как громом пораженный, и пялиться на нее! А потом как кинется бегом из моего дома… С тех пор мы мало разговаривали. А Эмили жаловалась мне, что Сэм чуть ли не дежурит у ее порога. Ей это было не очень-то по душе. Мы поговорили, и она обещала мне, что даст ему от ворот поворот.
- Она так и сделала? – на лице Беллы появилась слабая заинтересованность.
- Нет.
Глаза защипало; Леа на секунду закрыла их, стараясь дышать ровно.
- Эмили приняла его ухаживания. Теперь они разгуливают под ручку, а Сэм прячется от меня, как вор.
«Только не разреветься, только не разреветься…», - мысленно уговаривала она себя. - "Не сейчас и не здесь. Не расстроить Беллу еще больше, не распуститься самой, ни за что. Не из-за этих предателей, Сэма и Эмили. Ни одной слезинки они не стоят".
Ладонь Беллы коснулась руки Леи, смуглые и белые пальцы переплелись.
- Все будет хорошо. Он вернется.
- Нет. Не вернется. Но я это переживу.
Каким образом прикосновение этой слабенькой ручки смогло дать Лее достаточно сил, чтобы не расплакаться, она не поняла. Но зато почувствовала, что теперь она не одна, что бы там ни было с Сэмом. Они с Беллой в одинаковом положении; значит, могут понять друг друга, как никто другой. Как там, «спасение утопающих – дело рук самих утопающих»? «Вот и будем спасаться. Держаться друг за друга», - она неуверенно пожала руку Беллы.
- Белла, с кем ты разговариваешь? Леа? Не знал, что ты еще здесь.
В гостиной появился Чарли Свон с телефоном в руке. Он удивленно переводил взгляд с Леи на Беллу; при виде их соединенных рук его брови поползли вверх. Квилетка встрепенулась: только с появлением в гостиной отца Беллы она заметила, что дом пуст, а темные квадраты окон стали светло-серыми.
- Я что-то засиделась. Простите, Чарли, я не хотела мешать. Пойду, поздно уже… или рано… Неважно, я пойду.
Неожиданно для себя, Леа смутилась и, поспешно выпустив руку Беллы, направилась к выходу.
- Доброй ночи, - отсалютовал ей Чарли, вид у него по-прежнему был недоумевающий. – Привет Гарри и Сью.
- Обязательно передам. До скорого, Белла, пока, шеф.
Она обернулась на пороге, посмотрела на свою подругу по несчастью – и получила в ответ слабое подобие улыбки и тихое «пока».
За порогом Леа остановилась: после ее ухода в гостиной начался разговор. Не то, чтобы для нее шпионить и подслушивать было обычным делом, но после возмущенной фразы Чарли - «Он бросил тебя в лесу?» - она не смогла сдвинуться с места. Ничего себе! Этот хлыщ словом не обмолвился, куда уезжает! И место для разрыва выбрал очень подходящее, пять баллов! Опушка опушкой, но не знать, что волки, гризли и пумы в окрестностях Форкса часто вплотную подходят к человеческому жилью?! Или знал, но ему было все равно? Вот гадина! А Белла еще его защищает!
Неприязнь к «странному Каллену» сменилась ненавистью, а симпатия к Белле стала такой сильной, что у Лее перехватило дыхание и защемило в груди. Ей даже пришлось присесть на крыльцо, чтобы унять участившееся сердцебиение. Странное дело, но раньше с ней такого не случалось. Нервное, должно быть.
Ничего. Белла справится. И Леа тоже. Они помогут друг другу, а Эдварды и Сэмы могут строем идти нафиг.
Домой Леа вернулась не счастливой, но спокойной. У нее появился человек, который может ее выслушать. А это большое дело.

+++
Следующие несколько недель стали для Леи адом на земле. На Эмили напал медведь и так располосовал ей лицо и руку, что Леа даже пожалела ее. Правда, ненадолго. Сэм также очень переживал и ни на шаг не отходил от своей новой возлюбленной. Видеть их вместе было невыносимо. Какие-то родственные чувства к Эмили у Леи, должно быть, остались: она зашла ее проведать. Но выслушивать извинения не стала. Зачем, если и так все ясно. Тем более, у Эмили из-за ранения случилось что-то с головой: она несла такую чушь, что хоть святых выноси. Сэм не виноват, никто не виноват, Леа должна постараться понять его и простить. У него была серьезная причина оставить ее.
Клирвотер вспылила и убежала, проклиная свою кузину. Когда Сэм догнал Лею и пристал к ней с теми же безумными речами – он ни в чем не виноват, - они опять поругались. Но зато и объяснились: Сэм не собирался возвращаться. Хоть она и была к этому готова, ссора подкосила Лею. Ей было не до Беллы.
Кроме того, к Лее прицепилась какая-то странная лихорадка. Временами девушку бросало в жар - градусник сходил с ума и показывал совершенно безумные цифры. Сет, наверно, испортил его, постоянно нагревая на батарее или настольной лампе, чтобы не ходить в школу. Ведь не может быть у человека температура сорок пять градусов! Леа глотала аспирин и литрами пила горячий чай с медом, но ничего не помогало. Она списывала свои странности на шок и нервное потрясение. Не каждый день тебя предают жених и лучшая подруга, тут кто угодно начнет нервничать.
Характер Леи за эти несколько недель также сильно испортился. Она стала еще более резкой, язвительной и раздражительной. Ее и раньше трудно было назвать милой, но теперь Леа выходила из себя из-за любого пустяка. Клирвотер раздражало все. А раздражение вызывало новые приступы непонятной лихорадки.
Про Беллу Леа вспомнила, случайно увидев Чарли Свона в кафе. Шеф полиции, угрюмо уткнувшись взглядом в тарелку, поглощал свой ланч – блинчики с кленовым сиропом. Девушке тут же стало стыдно, что она не навестила Беллу, как собиралась. Кто знает, может, той снова удалось бы вернуть Лее хорошее настроение.
- Здравствуйте, шеф Свон. Как там Белла? – она приблизилась к его столику.
- Плохо, - тихо ответил Чарли и жестом пригласил Лею сесть. – Ходит в школу, делает уроки на неделю вперед, каждый день готовит вкусный ужин. Но она, - он замялся, подбирая нужное слово, - как неживая.
- Сильно переживает из-за докторского сынка? – забеспокоилась Леа. – Он ей звонил?
- От Калленов ни слуху, ни духу. Будто бы их никогда не было. А Белла… – Чарли вздохнул и безнадежно махнул рукой.
- Так нельзя! Ей надо развеяться. Куда-то ходить, встречаться с друзьями.
- Но она ничего не хочет.
- Можно мне завтра прийти к ней? – Леа замерла в ожидании ответа.
- Пожалуйста.
Чарли так удивился, что даже перестал ковырять вилкой блинчики. Ведь Леа никогда не дружила с Беллой. Но, похоже, несчастный отец был готов прибегнуть к любому средству, чтобы вернуть дочь к нормальной жизни.

+++

Белла сидела за письменным столом. Перед глазами – учебник, в тетради решенная задача. Ручка выпала из безвольных пальцев; девушка, не мигая, смотрела вперед – в стену.
- Привет, - смущенно поздоровалась Леа. Ощущение, будто бы она застала Беллу за чем-то очень личным, усилилось, когда она встретилась со Свон взглядом. В нем была та же безграничная боль, что и в тот злополучный вечер. Значит, снова думает о Каллене.
Леа почувствовала, как кожа начинает гореть от неведомой лихорадки.
Белла узнала Лею не сразу. Ей понадобилось несколько секунд, чтобы вспомнить, кто перед ней.
- А, привет, - наконец, вяло отозвалась она. - Как дела?
- Сэм меня бросил, Эмили переехала к нему. А в остальном все прекрасно. Спасибо, что спросила.
- Мне жаль, что так получилось.
- Как бы то ни было, жизнь продолжается.
Белла еле заметно пожала плечами, с сочувствием посмотрела на Лею. И снова вернулась к рассматриванию стены. «Нет, ну это уже наглость!» - Леа кусала губы, чтобы не выкрикнуть Белле в лицо, что она думает о ее долбанной мировой скорби и жалости. Господи, да этой Свон недостает хорошей трепки! Но – нельзя. Чарли такое вряд ли понравится. И тогда он точно больше не пустит Лею дальше крыльца.
- Хочу сходить сегодня в кино. Составишь компанию? – миролюбиво предложила она.
- Нет, извини. Мне надо доделать матанализ, - быстро ответила Белла.
- Да брось, сегодня суббота. Успеешь.
–Я должна приготовить ужин Чарли.
- Шеф Свон не ребенок, закажет пиццу или поест в городе. Ну пойдем, Белла! Посмотрим фильм, поплачем друг другу в жилетку, поругаем безмозглых мужиков. Я очень не хочу идти одна, а дома сидеть сил нет. Не все, знаешь ли, любят лелеять свои страдания.
- Ничего я не лелею! – в голосе Беллы промелькнуло раздражение. - Что за фильм?
«Она разозлилась – но пусть лучше злится, чем смотрит в стену», - подумала Леа.
- Про маньяка, называется «Пила». Говорят, жутко страшный.
- Отлично.
Белла поднялась со стула – движения стали какими-то резкими, дергаными – и распахнула одежный шкаф.
- Я жду внизу, - и Леа побежала по лестнице вниз, перескакивая через ступени.

+++

«Пила» стал первым в длинной череде совместно просмотренных фильмов. Обычно, девушки смотрели ужастики, боевики или приключения, словом, что угодно, лишь бы не про любовь. Леа привыкла к компании Беллы и без нее начинала тосковать. Каждый разговор, поход в кино или тихий вечер в доме Свонов или Клирвотеров помогал Лее на время забыть о Сэме. Белла одним своим присутствием уменьшала боль Леи. Она была единственной, кто мог понять ее. Кроме того, ее новая подруга умела слушать.
Иногда на Беллу, как выражалась Леа, «находило», и та совершала странные поступки. Однажды девушки возвращались из Порт Анжелеса после вечернего сеанса, и Белла минут пять простояла напротив какого-то грязного бара, разглядывая собравшихся у входа мужчин. Свон не слышала предостережений Клирвотер, не чувствовала, как та тянет ее за руку, прочь от подозрительного заведения. Белла будто погрузилась в транс; она смотрела перед собой, словно ожидая чуда.
В конце концов, от толпы отделился белобрысый парень и полез к Белле знакомиться. Собственно, это и заставило Лею прийти в себя. Ее опять мучила лихорадка, но, на этот раз вместе с жаром, к квилетке пришло странное ощущение. Она еще никогда не чувствовала себя такой сильной и уверенной в себе. «Если этот придурок посмеет дотронуться до нее, я ему все ребра пересчитаю» - это была не просто мысль. Леа каким-то удивительным образом поняла, что действительно способна размазать блондина по асфальту, о чем немедленно ему и сообщила. Видимо, было что-то такое в ее лице, что заставило парня поверить: он пробормотал извинения и слился.
Другой странностью стали мотоциклы. Белла подобрала где-то две развалины и загорелась идеей их починить. Леа сначала заявила, что расскажет все Чарли. Но, увидев, как тускнеют грустные карие глаза, сама отвезла Беллу к Джейкобу Блэку – с условием, что ездить на мотоциклах они будут только вместе. Джейк был веселым, улыбчивым парнем и, вечер за вечером просиживая с ним в гараже, Леа чувствовала, что тоска по Сэму затихает. А может быть, виновата была улыбка Беллы. Рядом с Джейком она снова начала улыбаться, Белла даже смеялась его шуткам. Оказалось, у нее очень красивая улыбка.
Когда снег сошел, подруги опробовали своих «железных коней». И Леа снова забеспокоилась: Белла, явно специально, гоняла на предельной скорости. При ее неуклюжести и «везучести» только этого не хватало.
- Ты сошла с ума?! – бросилась к подруге Клирвотер, когда Белла остановилась на обочине после особенно крутого виража. – Жизнь надоела?
- А если так? – равнодушно пожала плечами Белла. – Если мне больше не за чем жить?
- Чарли не считается?
Свон промолчала.
- Просто… это трудно объяснить…
- А ты попробуй.
- Дай мне слово, что не будешь считать меня чокнутой! – Белла схватила Лею за руку, та аж вздрогнула. Маленькие нежные ручки… почему она сто раз их видела, но заметила только сейчас?
- Когда я в опасности, я могу видеть Эдварда, - глаза Беллы засияли. – И даже слышать голос. Каждый раз, когда мы едем по горным дорогам, или тогда, у бара. Я хочу видеть его снова и снова, и если для этого нужно рискнуть, я готова.
Опять проклятый Каллен. Лихорадка окатила Лею жаркой волной.
- Нет, ты не чокнутая. Ты дура! – она схватил Беллу за руки и развернула к себе. – Эдвард Каллен в прошлом. Он не вернется. Ты собираешься всю жизнь гоняться за призраком?
- Я люблю его и всегда буду любить! – Белла поморщилась, как от боли. – Пусть я ему не пара, но я никогда не забуду Эдварда! Видеть его призрак – это все, что мне осталось, все, чего я хочу…
- Ну-ну, – ядовито протянула Клирвотер. – Знаешь, бойфренд бросил не только тебя! Ты не первая и не последняя. И земля не перестала вертеться после того, как твой ненаглядный Эдвард послал тебя к черту! Жизнь не кончается после первой любви!
- Ты сама-то себе веришь? – из глаз Беллы полились злые, истеричные слезы. – По моему, просто стараешься убедить себя в этом, а сама до сих пор любишь Сэма!
- К черту Сэма! – в запале выкрикнула Леа. И поняла, что действительно так думает. И что эта плачущая девочка сейчас значит для нее намного больше, чем бывший жених.
- Пусти, мне больно! - Белла забилась в ее руках, но Леа совсем не чувствовала ударов. Когда она разжала руки, на коже Беллы остались синяки от ее пальцев. «Это что, я сделала?», - шокированная Леа не могла отвести глаз от темных пятен, изуродовавших хрупкие запястья.
- Прости.
Не слушая возражений, она обняла подругу. Белла уткнулась в плечо Леи. Слезы градом катились по ее лицу. Клирвотер гладила ее по спине, проклиная свою неуравновешенность и горячо извиняясь. Эта ссора как будто сломала в душе Беллы какой-то барьер: она с плачем начала рассказывать Лее все, о чем молчала раньше. Что она чувствовала, когда Эдвард ее оставил. Как сжимается сердце всякий раз, когда Белла слышит его имя. Об опустошении, равнодушии и ране в груди. О том, как каждую ночь просыпалась от собственного крика.
- …Стоит мне вспомнить о нем, становится так больно, что я не могу дышать. Рана пульсирует и расширяется. А когда ты рядом, ее края стягиваются, что ли. Ты ругаешься, злишься на меня, но это хорошо. Благодаря тебе я чувствую себя живой. С тех пор, как мы дружим, кошмары ушли. Благодаря тебе даже желание ловить призрак Эдварда слабеет. Спасибо тебе, Леа. Ты сильная – сама держишься и мне помогаешь.
- Я не сильная. Это ты даешь мне силы.
- Скажешь тоже.
- Я знаю, что говорю. Дать тебе платок?
Ссора была забыта. Белла вытерла слезы и уговорила Лею поехать покататься к побережью. Узкая дорога то и дело сворачивала в лес. Девушек то со всех сторон окружали деревья, то им открывался умопомрачительный вид на океан. Когда они проезжали мимо скал, Леа пожалела, что согласилась на эту прогулку: Белла проявила чересчур сильный интерес к прыгающим в море Сэму и его друзьям. На всякий случай, Клирвотер взяла с нее обещание не делать глупостей.
Что удивительно – при виде Сэма Леа ничего не почувствовала.
запись создана: 06.11.2011 в 22:12

@темы: фэм-слэш, фанфик, романс, миди, Леа Клирвотер, Бэлла, R

Комментарии
2011-11-08 в 00:43 

bese_ss_en
Oel ayngati kameie
+++

«И я думала, что ад – это когда меня Сэм бросил?», - Леа закрыла за собой дверь и со стоном сползла на пол. По сравнению с тем, что происходило с ней теперь, уход Сэма казался ей не стоящей внимания мелочью.
- Сестренка, открой! С тобой все хорошо? – постучал в дверь Сет.
- Ли, не смей запираться! Ты меня слышишь?
А это уже мама. Причем сильно не в духе.
- Оставьте меня в покое! Это я виновата, что папы больше нет!
- Что ты несешь, глупая девочка?! Немедленно отопри, или я выломаю дверь!
- Уйдите! – закричала она во всю силу легких и осеклась: вместо рыданий из ее горла вырвалось звериное рычание.
По телу Леи прошла судорога, жар охватил каждую клетку тела, джинсы и футболка разлетелись по комнате маленькими лоскутками. Большой волк со светло-серой шестью увидел свое отражение в зеркальном шкафу и испуганно попятился к стене.
Звериный слух тоньше человеческого. Кроме криков и уговоров матери и брата, Леа слышала их дыхание и встревоженное биение их сердец, а сквозь внезапно пробились голоса. Братья, от которых теперь ничего не скроешь, хором утешали ее. «Ты не виновата», - убеждали они. «А кто тогда?!», - огрызалась волчица в ответ.
Несколько дней назад пустяковая ссора, из-за не выученных уроков Сета, переросла в скандал. Как маленький камешек может повлечь за собой лавину, так и этот вопрос потянул за собой другие. Началось все с того, что Белла вновь спрашивала Лею про скалы, так что когда Клирвотер вернулась домой, она была взвинчена до предела.
Слово за слово, и ее охватила знакомая лихорадка. Жар был намного сильнее, чем обычно, к нему прибавилась ломота в каждой косточке и судороги. Вдруг Леа увидела, как ее брат, вместо того, чтобы накричать на нее в ответ, охнув, валится на пол. По лицу Сета катился пот, руки и ноги мальчика тряслись – он явно испытывал те же мучения, что и старшая сестра. Леа хотела подбежать к нему, помочь, но не успела: в воздухе что-то щелкнуло, и на месте Сета появился невероятных размеров волк. Девушка упала, крича от боли и ужаса. С пола она поднялась уже на четырех лапах. Слабое сердце Гарри Клирвотера, присутствовавшего при обращении, этого не выдержало.
Потом было долгое ожидание у больничной палаты и похороны. Леа винила в случившемся только себя. Мама, брат, другие оборотни (с момента превращения их голоса в голове не оставляли Лею в покое) убеждали ее, что она ни в чем не виновата. Просто Гарри не ожидал этого от нее - женщины. Позже Леа припоминала, что отец, заметив у сына ту же лихорадку, что и у нее, посоветовал ему подождать. «Ты во всем разберешься, когда придет время», - сказал тогда он. А Лее просто посоветовал полежать дома и попить таблетки. И папа не испугался, увидев Сета-волка. Да, он был удивлен. Так, будто ожидал произошедшего, но не думал, что это случится так скоро. Но только когда увидел, что оборотнем стала и дочь, схватился за сердце.
«Как ни крути, а это я его убила»,- волчица скулила и металась по маленькой комнате. Сью и Сет, наконец-то, вняли просьбам Леи и оставили ее одну. Все, что девушке сейчас хотелось – это упасть в обморок и умереть, не приходя в сознание. Если бы она сейчас могла здраво рассуждать, то поняла бы, что попала в ту же ловушку, что и Белла: уныние и жалость к самой себе поймали ее в свои прочные сети. Каждый вдох, каждый удар сердца отдавался болью в измученном теле. «Почему он должен был умереть?! Лучше бы я умерла…», - Леа распласталась на полу и отключилась. Казалось, прошло много тысяч лет, прежде чем она услышала:
- Леа, это Белла. Можно к тебе?
- Нет! Уходи! – голос после быстрого превращения обратно в человека слушался плохо, стал грубым и хриплым.
- Ну и кто теперь лелеет свои страдания?
- Что ты сказала?!
Девушка-оборотень распахнула дверь, собираясь высказать Белле все, что она о ней думает и отпрянула, увидев, как расширяются от страха зрачки подруги: «Я ее напугала… Белле теперь опасно со мной…». Она изо всех сил старалась унять дрожь, предшествующую превращению. Леа не имела права выдать свою тайну. И главное, она не хотела напугать Беллу еще сильнее.
- Мне так жаль… Сью сказала, вы поссорились, и… - голос Беллы дрогнул, но глаза остались сухими. – Пожалуйста, прекрати винить себя. Это был просто сердечный приступ. Твоя мама всегда ругала Гарри, что он не следит за своим здоровьем. Ты здесь не причем.
- Нет, это я виновата… все из-за меня…
Леа не могла больше бороться со слезами. Она рухнула на кровать и ревела, закрыв лицо руками, моля старых богов своего племени, и Иисуса на всякий случай тоже, забрать ее душу. Слезы застилали глаза, сердце готово было выскочить из груди, жар стал невыносим. Девушка свернулась на кровати, ничего не видя и не слыша, кроме своего горя. Единственная мысль, которая удерживала ее в образе человека – не навредить Белле. Комната казалась Лее погруженной в кроваво-красный туман боли. Болело все – кости, мышцы, даже волосы.
Но что это? Чья-то ладонь коснулась пылающего лба, тонкие руки обняли Лею, а потом матрац прогнулся под тяжестью еще одного тела. Кто-то говорил с ней, сквозь горячечный бред она слышала обещания – все будет хорошо, все наладится. И боль постепенно отступила, сменяясь покоем.
Девушки заснули, обнявшись.

+++

- Белла, ты уверена, что хочешь пойти туда одна?
- Абсолютно. Хочу убедиться, что прошлое не имеет надо мной власти.
- Но ты не привыкла ходить в походы, на ровном месте падаешь! А та поляна, если я правильно тебя поняла, довольно далеко. Придется идти через лес и карабкаться по предгорьям.
- Поэтому я и пытаюсь уговорить тебя пойти со мной.
- Не получится, - Леа закусила губу и отвела глаза. – Я… буду очень занята всю неделю. Может, отложишь свою прогулку? А когда я освобожусь, поищем поляну вместе.
- Нет, мне нужно сейчас, - возразила Белла. – Я много думала над этим и наконец набралась храбрости. Если отложу поиски, вдруг снова начну сомневаться?
- Я все понимаю, но в лесу объявились гризли. Они нападают на туристов, не забыла? Очень тебя прошу, не ходи.
Леа беспомощно посмотрела на Беллу. Нет, на чертову упрямую Свон. Если бы только можно было сказать ей правду! «Знаешь, подруга, тут у нас два вампира поблизости бродят, людей убивают. Вот разберемся с ними, гуляй сколько хочешь». Увы, у девушки-оборотня были связаны руки. Если она расскажет Белле про вампиров, придется рассказать и про оборотней, защитников людей. А об этом не могло быть и речи. Пусть Леа пришла в восторг, узнав, что Белла хочет выяснить, остались ли у нее еще чувства к Эдварду, но проверку необходимо было отложить!
Белла сильно изменилась за последнее время. Она стала более спокойной и уравновешенной: ей больше не снились страшные сны и не хотелось охотиться на призраков. Девушка больше не горбилась, будто бы горе, что лежало на ее плечах неподъемным грузом, внезапно потеряло своей вес. Темные круги под вечно покрасневшими от недосыпания глазами исчезли, болезненная бледность кожи преобразилась в изысканную мраморную белизну. На ее щеки вернулся румянец. Белла снова научилась улыбаться. Конечно, она все еще грустила, но совершенно точно шла на поправку.
Белле хотелось навестить места, где она бывала с Эдвардом, и посмотреть, какими окажутся ее воспоминания о нем. Что она будет чувствовать – печаль, жалость к себе, облегчение? Или же, к ней вернется прежняя любовь? А может, рана в груди снова начнет кровоточить? Сама Белла на вопросы Леи лишь грустно улыбалась и говорила, что она стала другой. Просто хочет убедиться в этом и расставить все точки над i. Леа надеялась, что это правда. Ее самым большим желанием было, чтобы Белла смогла отпустить Эдварда и жить дальше.
С тех пор, как Леа начала перевоплощаться, она возненавидела семейство Каллен еще сильнее. Теперь для ненависти появились более веские причины, чем инстинктивное неприятие: Эдвард и его семья были «хладными демонами». Когда Клирвотер узнала, что это не просто старые легенды, ее охватила такая сильная дрожь, что она чуть было не обратилась обратно в человека. И позже, вернувшись домой, Леа заметила, что у нее дрожат руки. Все это время Белла подвергалась ужасной опасности. Какое счастье, что надменный Каллен счел, что эта девушка его недостойна! По крайней мере, так считала Леа. Версия подруги не была ей известна. Белла не обсуждала с ней подробности разрыва. Но Клирвотер склонна была предположить, что та ничего не знает о нечеловеческой природе ее бывшего бойфренда. Пожалуй, это было к лучшему.
- Как насчет того, чтобы устроить сегодня вечер ужастиков? – Леа возобновила попытки переубедить подружку. – Возьмем в прокате «Хэллоуин» или «Челюсти», затаримся поп-корном и колой, как ты любишь. А поляна подождет, пока охотники разберутся с медведями. Поверь, Белла, она и через неделю будет на прежнем месте.
- Я не могу ждать, - подруга упрямо покачала головой. – Кинопрокат тоже никуда не убежит. Прости, что не могу провести этот вечер с тобой, и не обижайся.
На противоположной стороне улицы, у Беллы за спиной, показалась группа молодых индейцев. Леа не могла удержаться от усмешки: Сэм, Пол, Джаред, Джейкоб и Квил, одинаково подстриженные, в похожих шортах и распахнутых рубашках, казались клонами друг друга. Даже выражение их лиц, когда парни увидели Лею, синхронно переменилось: от безразличия к настороженности.
- Я не обижаюсь, я переживаю за тебя!
Волчица забеспокоилась: ее братья остановились на углу и пристально смотрели на нее. Не надо было уметь читать мысли, чтобы понять: что-то случилось, и волки ждут, что Леа присоединится к ним. Заметив немигающий взгляд подруги, Белла обернулась.

2011-11-08 в 00:43 

bese_ss_en
Oel ayngati kameie
- Снова они. Как всегда недовольны тем, что мы общаемся, – она неприязненно глянула на парней. – Между прочим, я не обижаюсь, что ты стала больше времени проводить с Сэмом и его друзьями, а не со мной. Я понимаю, что у вас могут быть какие-то свои индейские секреты. Я даже не стала выяснять, что изменилось. Хотя ты называла их бандой, а теперь ты сама с ними.
- Вовсе нет, - Леа с каждым мгновением волновалась все больше: Пол смотрел на Беллу так, словно хотел съесть. Сэму даже пришлось положить руку на плечо Пола, чтобы тот пришел в себя. Джейкоб за их спинами, не спуская глаз с Леи, слегка качнул головой влево, за угол, показывая, что хочет, чтобы она пошла с ними. Парни выглядели очень серьезными. Неужто, опять рыжая?
– Прости, но мне нужно идти, кое-что обсудить.
- Опять… - расстроилась Белла. – Гляди, я начну ревновать тебя к ним.
У Леи запылали щеки, а сердце пропустило удар. Неужели Белле обязательно так шутить?! Почти угадав, о чем Леа думает и на что надеется.
- Ты только не ходи в лес, Белла, ладно? Увидимся завтра. Я подъеду к магазину Ньютонов, как всегда.
- О'кей, – на хорошеньком личике появилась недовольная гримаска.
Леа, на всех парах, рванула к ребятам.
- Что стряслось? – вполголоса поинтересовалась она, втиснувшись между Полом и Джейкобом.
- Мы видели дредастого кровососа сегодня утром, - ответил за всех Сэм.
- Это не новость.
- Но так близко к деревне он еще не подходил! - возмутился ее спокойствием Пол. – Так что, может перестанешь вздыхать о Белле и включишь мозги, Клирвотер?!
- О ком я вздыхаю, не твое собачье дело. И не лезь в мои мысли, Пол Лахоте!
- Хотел бы, да не могу!
- Не ссорьтесь, дело серьезное, - негромко приказали им Сэм.
Спор прекратился как по мановению волшебной палочки. Компания быстро шла по улицам Форкса к окраине, вызывая у встречных прохожих недоуменные взгляды. «Забавно, должно быть, мы выглядим со стороны», - подумалось Лее. - «Печатаем шаг, как отряд солдат, одеты одинаково. Вожак свернул или остановился – рядовые повторили». Выйдя к кольцевой дороге, оборотни, не сговариваясь, врассыпную бросились в густые заросли.
Одежда была сброшена, в голове Леи зазвучал уже привычный хор голосов. Сэм объяснял, где именно видели вампира и как его следует преследовать. Четко, ясно и по делу. Настоящий вожак. Этого у Сэма Адли не отнимешь. Квил и Джейкоб вспоминали, какие вкусные кексы пекла вчера Эмили и рассчитывали, когда вернутся с «охоты», выпросить к ужину еще штуку-другую. Джаред мысленно застрял во вчерашнем дне: он вспоминал о прогулке по пляжу со своей второй половинкой, Ким. В его мыслях широкоскулое простенькое лицо преображалось до неузнаваемости. Самой Лее никогда бы не пришло в голову назвать ее красавицей, но, наблюдая за девушкой в мыслях Джареда, волчица просто не могла подобрать другое слово. Глаза не назовешь большими, зато ресницы длиннющие, как пальмовая ветка. Рот не мал, но какие чудесные зубы-жемчужинки. И как красит Ким застенчивая улыбка! Не худенькая, с аппетитными округлостями везде, где надо…
«Боже, Леа, заткнись!», - ворвался в ее мозг возмущенный голос Пола. - «А ты, Джаред, присматривай за Ким, а то Клирвотер размечталась. Беллы Свон ей уже не хватает».
«Отвали, придурок», - зарычала на Пола Леа.
Можно подумать, ей это нравится! Да Леа в ужас пришла, когда обнаружила, что Белла стала вызывать у нее не только дружеские чувства! Хуже было только то, что стая сразу же узнала об этом - мысли не спрячешь. Квилетка чувствовала себя отвратительно: мало ей было оказаться оборотнем, так еще и на девушек начала засматриваться. Откуда что берется, кто бы знал? Леа много думала об этом, но так и не пришла к окончательному выводу. Может, она обратилась в оборотня, потому что с ней изначально что-то было не в порядке? Насколько Лее было известно из легенд, женщины племени никогда не становились волками. Вдруг у нее какое-то нарушение по этой части, и она попросту никогда и не была стопроцентной нормальной женщиной? И теперь происходит исправление генетической ошибки? Даже месячные пропали. Или же, оборотничество изменило не только тело? И все же Леа лелеяла надежду, что все это случилось из-за "голосов в голове". Ведь она постоянно слышала мысли братьев о девушках: мальчики охотно обсуждали свои приключения и фантазии, не всегда сдерживая себя в ее присутствии. Леа насмотрелась на сладкие грезы влюбленного Сэма, грязные мечты Пола о какой-то официантке из Порт Анджелеса, планы Эмбри, чем он займется на очередном свидании, и прочее в таком же духе. Когда мысли общие, дело не ограничивается тем, что ты их слышишь – эмоциональный настрой тоже передается стае. Убедиться в этом Лее помог Джейкоб. «Ли, ты это… следи за тем, что думаешь», - смущенно обратился он как-то к ней. - «Мне нравится Белла, она милая. Но видеть во сне, как я ее целую – это перебор. Я знаю, что ты к ней чувствуешь, и мне из-за этого неудобно».

2011-11-08 в 00:44 

bese_ss_en
Oel ayngati kameie
Легко сказать, следи за мыслями! А если чужие мечтания в твоей голове рисуют такие картины, что порнофильмы отдыхают? И вызывают почему-то не отторжение, а желание пофантазировать. Скажем, представить Беллу вместо той грудастой официантки из мыслей Пола. «В короткой юбке и фартучке. Нет, только в фартучке, полупрозрачном и с кружевом. Это мечта, в мечтах все можно. И вот она подходит к столику Пола… Так, стоп. Нафиг нам Пол? Медленно подходит к моему столику, покачивая бедрами. Наклоняется ко мне, груди натягивают фартучек… на ней нет лифчика, соски маленькие и темные, они просвечивают через ткань… Я стремительно притягиваю ее к себе и…»
«Клирвотер, завали хлебало! Ты достала!»
«Сам закрой свой грязный рот, Лахоте!»
«Извращенка! Почему я должен это выслушивать, мать твою?!»
«А почему я должна выслушивать, как ты дрочишь на ту тетку из дешевой забегаловки?!»
«Замолчите оба», - прервал их Сэм. - «Всем остановиться. Сейчас же».
Стая не могла противиться приказу альфы. Волки застыли, как вкопанные.
«По-моему, вы забыли, зачем мы здесь», - Леа чувствовала, что Сэм еле сдерживается от гнева, но гнев этот большей частью относится не к ней. - «Пол, немедленно извинись перед Леей. Я запрещаю тебе в дальнейшем задирать ее. Леа, следи, пожалуйста, за своими мыслями. Ты отвлекаешь нас от поставленной задачи».
«Извини, Сэм», - серебристая волчица опустила морду к земле и поджала хвост, показывая, что будет слушаться.
«Пол?» - угольно-черный альфа оскалил зубы и вздыбил шерсть на загривке.
«Прости», - помедлив, через силу, прорычал серый волк. Он припал к земле и лег на брюхо, не в состоянии противостоять воле вожака. Удовлетворенный Сэм мысленно призвал остальных волков прислушаться к нему. Утром вампир с дредами прошел здесь, Леа чувствовала противный сладковатый запах. Было решено разделиться, оцепить этот участок леса и прочесать его. Джейкоб, Леа и Джаред отправились на запад, к небольшой речке, текущей по дну глубокого оврага. Сэм и остальные пошли вверх по склонам поросших лесом гор. Вампира видели здесь много раз, в горах было много удобных укрытий-пещер. Наверняка, кровосос где-то поблизости – так думал вожак.
Леа мысленно поблагодарила Сэма за вмешательство. Ясное дело, другим неприятно видеть такие мысли, но от нее же не зависит, показывать их или нет! Ей с самого начала пришлось нелегко в стае. Братья считали, что Леа не способна на что-то серьезное, поскольку она девушка. Когда они преследовали вампиров, Лее всегда приказывали оставаться сзади, прикрывать тыл. Любое умение волчицы – быстро бегать, брать след, драться – подвергалось сомнению. Кроме того, пока она не присоединилась к остальным, многих проблем для оборотней просто не существовало. Того же смущения от наготы. Леа невольно внесла напряжение в чисто мужской коллектив. Она часто думала о том, о чем в стае не было принято размышлять. Например, никому из парней не нравилось слушать рассуждения, откуда взялся ген оборотня у Эмбри Колла, если его мать – индианка мака, а отец неизвестен. Колкие замечания и привычка вымещать злость на окружающих также не добавляли Клирвотер популярности.
Как ни странно, именно альфа, в большинстве случаев, был на ее стороне, старался помочь и поддержать. Когда Леа осознала, что влюбилась и ее голову наводнили фантазии о Белле Свон, Сэм поставил остальных оборотней на место, когда они ополчились на нее. Постепенно изумление и отторжение прошло. Ребята видели, что чувства Леи искренни и перестали обращать на них внимание. Разве что, подшучивали иногда. Единственным, кто продолжал цепляться к Лее, оставался Пол, отличающийся еще более язвительным характером, чем она сама. Сэм в глубине души радовался, что бывшая невеста нашла себе кого-то другого и не зациклилась на нем. Конечно, Адли удивил ее выбор. Но для стаи было предпочтительнее видеть фантазии о Белле, чем плач по Сэму и ревность к Эмили - с этим согласились все. Первый шок прошел, парни удовлетворились объяснением «с Леей с самого начала что-то было не то, поэтому она и обратилась». И стали относится к ней, как прежде.
Этим мыслям хватило доли мгновения, чтобы промелькнуть у Леи в голове. «Не стоит благодарности», - отозвался альфа и приказал ей быть внимательнее. Действительно, отвлекаться не стоило. Леа добежала до места, где вампира видели в прошлый раз, в нос проник знакомый запах. Еле сдержав радостный крик, она побежала по следу.
Нюх вел ее через лес, по узким извилистым тропинкам, сквозь колючие заросли малины и нагромождения валежника. Бег – единственное, что Лее безоговорочно нравилось в ее новой жизни. Нестись навстречу ветру, играючи перемахивать через огромные поваленные деревья, чувствовать себя одним целым с этим лесом, что могло быть лучше? Разве что, предвкушение удачной охоты на вампира. Клирвотер практически не ощущала страха: его словно смыло адреналиновой волной. Ее охватило возбуждение, подобное сексуальному, все мысли вытеснила одна: «Выследить. Догнать. Убить». Радость преследования, упоение своей силой и скоростью – эти чувства уже не были человеческими. Леа-человек передала первенство Леа-волку. И волк начал свою охоту.
Впереди забрезжил свет: лес кончился, оборотень выбежал на опушку. Перед Леей раскинулся луг, а неподалеку слышался шум реки. Запахи речной воды и первых цветов немного отвлекли ее. Было бы так хорошо поваляться на мягкой травке, или освежиться в прохладной воде! Или вместе с братьями дурачиться, перепрыгивая с одного берега на другой, наперегонки. Белле бы тоже наверняка тут понравилось… «Позже», - Леа сосредоточилась на неприятном сладковатом запахе и последовала за ним.
Земля ушла из-под ног в один миг, волчица еле успела остановиться: прекрасная зеленая лужайка резко обрывалась вниз. На дне оврага журчала по камням речушка. Запах вампира стал сильнее, Леа сосредоточилась на нем. Она бежала по самому краю обрыва. Иногда камешки или комья земли срывались вниз из-под ее лап. «Не иначе, кровосос искал место, где удобнее перепрыгнуть», - заволновалась волчица. Будто подтверждая ее опасения, след пропал – как раз там, где овраг сужался.
Только этого не хватало! Клирвотер успела отбежать на большое расстояние от стаи, помощи можно было не ждать. В голове зазвучали разочарованные голоса.
«…Мало ли, что Леа быстрее всех… А след потеряла, не видать нам кровососа как своих ушей… Да что вы хотите от девчонки…».
Леа представила, как вернется с пустыми руками. Сэм состроит понимающее лицо и будет убеждать ее, что она не виновата. Джейкоб и Джаред начнут подшучивать. А Пол, наверно, будет счастлив, что она облажалась. Нет уж, такой радости она Полу не доставит!
Волчица зарычала от досады, легко перемахнула на другой берег речки и принюхалась. «Если бог есть, то вампир перепрыгнул, а не пошел дальше по воде», - надеялась она. И вздохнула с облегчением, когда ноздрей коснулся знакомый запах. Леа побежала еще быстрее.
Снова в лес, в вечный зеленоватый полумрак, под сень ветвей. Волчица лавировала между деревьями. Обоняние вело ее цели. Уже скоро она настигнет живого мертвеца, и тогда уж покажет ему, что бывает за нарушение границы. Лее еще не ни разу не приходилось встречать вампира в одиночку, но она и думать забыла о страхе.
Наконец, она оказалась в более-менее знакомой части леса. Теперь волчица могла ориентироваться не только на нюх. Она помнила, что еще несколько десятков метров, и лес снова расступится. Сладковатая приторная вонь усилилась настолько, что ей стало больно вдыхать воздух. Все равно, что обычному человеку дышать гарью – так же першит в горле и чешется нос. К сладкому, похожему на запах подгнивших цветочных лепестков аромату начал примешиваться совершенно другой: тоньше, нежнее, желаннее…
«Белла?! Здесь?! Нет!»
Лею охватила паника такой силы, что ее начали сотрясать судороги, предшествующие обращению. Внутри стало пусто, лапы подгибались, силы стремительно оставляли оборотня. Волчице потребовалась вся ее воля, чтобы продолжить бежать. Удары, обезумевшего от страха, сердца отдавались во всем теле, ее бросало то в жар, то в холод. Лее очень хотелось ошибиться. Но когда она подбежала к краю леса и осторожно выглянула из густых зарослей молодых деревьев, зрение подтвердило то, о чем уже сказало чутье.
Посередине поляны замерла Белла. Напротив нее в небрежной позе стоял вампир, тот самый черный парень с дредами. Лицо Беллы было белым как мел, в темных глазах застыл ужас. Девушка задрожала, когда кровосос наклонился к ней, обнюхивая волосы и лицо. Он говорил что-то, улыбался – насмешливо и развязно, потом протянул руку и погладил Беллу по щеке.
- Просто слюнки текут, - долетело до Леи.
Дрожь в лапах и пустота внутри мгновенно оставили ее. Леа больше не думала, лишь положилась на свои инстинкты. Она выпрыгнула на поляну и понеслась прямо на него.
- Не может быть… - вампир отскочил от своей жертвы, как ошпаренный, и бросился бежать.
Но волчица не зря была самой быстрой в своей стае. Несколько прыжков, и она настигла его. Мощные челюсти сомкнулись вокруг щиколотки. Леа дернула нелюдя к себе и поставила лапы ему на грудь. Вампир извивался, как червяк на крючке, темно-красные глаза стали совсем черными от страха. Оборотня охватила жестокая радость, которой она не знала раньше. Это было ликование хищника, настигшего добычу, яростная, необоримая жажда убийства. Волчица издала протяжный, торжествующий вой и нацелилась на горло вампира. На один короткий миг человек Леа Клирвотер из Ла Пуш, сестра Сета, дочь Сью и бывшая невеста Сэма исчезла – остался только волк.

2011-11-08 в 00:45 

bese_ss_en
Oel ayngati kameie
За спиной оборотня послышался судорожный всхлип. Леа оглянулась: Белла зажимала рот рукой, чтобы не закричать, дыхание с хрипом вырывалось из ее груди. Беспокойство и страх за подругу ослабили зверя. Волна жара пробежала по венам, расплавляя кости и мышцы – из волчьих в человечьи. Волчьи зубы скользнули по горлу «хладного», но не оставили на нем даже царапины: звериные клыки и когти исчезли. Леа обратилась и, с ужасом, поняла, что не может снова стать волком, слишком она взволнована.
Вампир осклабился и попытался сбросить ее с себя. Квилетка из последних сил прижала его руки к земле, пытаясь сосредоточится на перевоплощении. Кровосос шипел, дергался и вырывался, но освободиться у него не получалось. Где-то в подсознании девушку снова настигла паника. Белла только что видела, как Леа обращалась. Видела истинный облик своей подруги. Скорее всего, их дружбе теперь конец. Кому захочется дружить с чудовищем?
Рывок, земля и небо закрутились, глаза противно защекотало травинками. Оборотень и вампир, сцепившись, покатились по поляне, острые клыки клацнули в миллиметре от беззащитной шеи: кровосос по полной воспользовался секундной растерянностью девушки. «И не надейся!», - она изловчилась, заехала своему противнику коленом между ног и снова оказалась сверху. Леа навалилась на вампира всем своим весом, руки сжимали горло.
Он был сильным, этот ходячий мертвец. Леа же - еще неопытна, а в своем человеческом облике – слишком слаба, чтобы причинить вампиру вред. Не говоря о том, чтобы убить. Превращение все еще не срабатывало, и девушка решила: не важно, что Белла о ней подумает. Главное – уберечь ее. Квилетка не могла убить «хладного» одна – значит, она будет удерживать его, пока братья не придут на помощь.
- Отпусти меня, - вдруг заговорил вампир. Высокий тенор был намного приятнее, чем любой мужской голос, который когда-либо слышала Леа. – Пожалуйста, разреши мне уйти. Я не трону ни тебя, ни ее.
Умоляющий взгляд и, такое испуганное, такое… человеческое выражение лица. Леа тряхнула головой, отгоняя морок, и оскалилась: «Это существо – не человек. Это нежить, которая к тому же пытается меня околдовать, как они это умеют». Она еще сильнее вцепилась руками ему в горло.
- Возвращайся домой, - бросила квилетка подруге, не оборачиваясь. У Леи не хватило духа посмотреть Белле в глаза. – Ну, что стоишь?! Беги! – прикрикнула она, не услышав шума шагов.
Сбившееся дыхание сменили всхлипы, затем под ногами Беллы зашуршала трава. Шорох становился все тише и тише, затем ему на смену пришел хруст сосновых игл и, наконец, звук шагов растаял вдали. Леа выдохнула: теперь Белла в безопасности. Уж до дома она как-нибудь доберется. Вампир с тоской смотрел вслед своему сбежавшему обеду. Когда запах Беллы окончательно рассеялся, монстр в руках Леи отчаянно рванулся. Лицо исказилось нечеловеческой злобой – и как только она могла подумать, что это создание хоть чем-то напоминает человека! Темно-красные глаза горели, словно в них отражались отсветы адского пламени, с губ, что только что молили о пощаде, срывалось рычание зверя. Леа крепко держала его, но ее мышцы уже начали предательски подрагивать. Резкая боль чуть было не заставила разжать пальцы. Кулак вампира врезался в ее бок – словно камень, выпущенный из пращи. Леа закричала и подавилась своим криком: такой же удар последовал с другой стороны, затем в живот. Прекрасный зеленый луг и по-весеннему голубое небо, как по команде, выцвели, а затем мир цвета сепии начал погружаться в темноту. Как во сне, Леа почувствовала, как ее лопатки касаются земли, как сжимаются вокруг нее каменные руки, давящую тяжесть на груди и отвратительную вонь у самого лица.
Вампир смеялся, оскалив страшные зубы. Он не торопился убить ее - монстр забавлялся, нанося удар за ударом. Она задыхалась от боли, перед глазами плыли красные круги. Сил у Леи хватило лишь, чтобы закрывать руками голову и - не всегда удачно – перекатываться по земле, уворачиваясь. Волчица могла только надеяться, что Белла уже далеко. И что стая быстро придет на помощь.
От очередного удара в голове зашумело. Пропало чириканье птиц и шум ветра. Волчица почти потеряла сознание, когда мерзкий смрад прорезал знакомый, родной запах. Леа уперлась обеими руками монстру в грудь, стараясь оттолкнуть, как вдруг тяжесть каменной глыбы пропала. В ушах зазвенел дикий крик и треск, будто разорвали железную пластину. Мир медленно заново наполнялся красками и звуками. Леа открыла глаза.

2011-11-11 в 00:48 

bese_ss_en
Oel ayngati kameie
Прямо перед ней Пол и Джейкоб схватили обезглавленного кровососа за руки, потянули в разные стороны – и снова мирную тишину разорвал железный скрежет. Братья-волки напомнили Лее собак, играющих со cломанной игрушкой.
- Джейк, разжигай костер! – раздался командный голос Сэма. – Леа, как ты?
- Не знаю…
Она попыталась встать, но колени подгибались и дрожали. Две пары крепких рук, Сэма и Джареда, подхватили девушку подмышки и подняли на ноги.
- Ну ты даешь, - в голосе Джареда слышалось неподдельное восхищение. – Мы думали, эта пиявка убила тебя, когда твои мысли пропали. Сэм уже готовился приносить соболезнования Сью. А ты боролась в человеческом облике и совсем одна! Прямо Баффи, истребительница вампиров!
Джейкоб, придерживая штаны, подбежал к ним. За Блэком подтянулись Квил и Пол. Атеара, как всегда, жизнерадостный и веселый, а Лахоте весьма смущенный и сконфуженный.
- Ты молодец, Леа, - очень серьезно произнес Сэм и вдруг захлопал в ладоши. К нему синхронно присоединились остальные.
- Ура истребительнице вампиров!
- Не ожидал, круто ты его!
- А я бы так не смог.
- Для этого нужна большая смелость…
- Ты только нос не задирай, Клирвотер!
Ошарашенная девушка перелетала из одних объятий в другие, забыв про боль в помятых боках; ее хлопали по плечам, целовали в щеку, а похвал она услышала столько, сколько не получала от братьев никогда. «Приняли… не будет больше «Леа же девчонка»…», - чуть было не прослезилась она.
- Спасибо, - растроганно поблагодарила девушка, когда парни немного успокоились. – Но я раскрыла наш секрет. Белла теперь знает.
- У тебя не было выбора, мы видели, - успокоил ее Сэм. – В конце концов, что за беда. Эмили и Ким тоже знают.
- И если Белла начнет рассказывать об оборотнях, ей просто не поверят, - добавил Джейкоб.
Леа неуверенно кивнула, но в душе ее воцарилось смятение.

+++

По дороге домой она сознательно гнала мысли о Белле прочь, чтобы их не увидели другие волки. На этот раз волчица стеснялась не своих фантазий. Дело было совсем не в них. У нее и раньше возникали сомнения, и пока что ей не хотелось выставлять их на всеобщее обозрение. Для начала она думала обмозговать свою проблему в одиночестве, взвесить все «за» и «против», не отвлекаясь на непрошеные телепатические советы.
Дело в том, что только сейчас, в одиночку выстояв против вампира, Леа полностью осознала очень важную вещь. А именно: она обладает огромной силой и не умеет полностью ее контролировать. Белле небезопасно находится рядом с оборотнем. С ней легко может произойти то же самое, что и с Эмили, стоит волчице выйти из себя и потерять контроль.
Так размышляла Леа, сидя в уютной кухне Сэма и Эмили. Облокотившись на столешницу и подперев щеку рукой, она наблюдала, как хозяйка дома накрывала на стол. Сэм и ребята были решительно настроены, они непременно хотели отпраздновать победу над кровососом. Эмили, увидев их на пороге, всплеснула руками и бросилась на кухню, откуда вскоре начали распространяться вкуснейшие запахи. Пол, смущенно улыбаясь и воровато пряча глаза, куда-то исчез и вернулся с бутылкой самопальной водки. Парни суетились: под руководством «мамы стаи» накрывали на стол. Только Леа молча сидела в уголке. Тяжелые мысли о Белле будто вдавили ее в стул. Ни вставать, ни помогать кузине совсем не хотелось.
Запоздало к волчице пришел страх. Воображение рисовало ей страшные картины смерти Беллы от клыков кровососа. «А если бы он все-таки укусил меня?», - неожиданно подумала она. Странно, но пока волчица боролась, этот вопрос не приходил к ней в голову. А сейчас, когда Леа осознала, как сильно рисковала, ее охватил самый настоящий ужас.
- Леа, чего такая смурная? – присел рядом с ней обеспокоенный Джейкоб. – Ты же типа герой дня!
- Мне только сейчас стало ясно, во что я ввязалась там, на поляне. - Леа сцепила трясущиеся пальцы в замок. – Один укус, капля яда – и все, меня нет. А представь, если бы я не продержалась? Что бы эта пиявка тогда сделала с Беллой? Так страшно… ты не представляешь…
Несмотря на все усилия, руки дрожали.
- Все позади. И ты продержалась, - Джейк пододвинулся поближе и обнял Лею за плечи. – Ты спасла ее.
- Это еще не все. Я легко выхожу из себя, тебе ли не знать…
- Не то слово.
- Вдруг… когда-нибудь… Если рассержусь из-за какой-нибудь глупости и наврежу ей? Я же не прощу себе такое!
- Не думай об этом.
На столе перед Леей появилась полная стопка. Клирвотер даже не заметила, откуда Джейк ее взял и как наполнил. Девушка сдерживала слезы, но очертания предметов плыли перед ней – будто она смотрела сквозь пелену дождя.
- Ты справишься. Опыт приходит со временем. Я так вообще научился обращаться в прыжке.
- Ты у нас природный талант.
- Или Сэм, он тоже классно научился себя контролировать. Он само спокойствие! - Не сдавался Джейкоб.
- Сэм – плохой пример, - вполголоса возразила Леа и указала взглядом на Эмили, которая как раз вышла из кухни. На лбу молодой женщины блестели бисеринки пота, она раскраснелась от кухонного жара, на подносе в ее руках громоздились тарелки. Усталое лицо озарилось счастливой улыбкой, когда Сэм подбежал к ней и чуть ли не силком отобрал тяжелую ношу. Шрамы, изуродовавшие лицо Эмили, уже давным-давно никто не замечал.
- Нда, - Джейк сконфуженно замолчал.
- Давайте за Лею, - Сэм, сам того не зная, прервал неловкую ситуацию.
- За Лею! – зашумели парни, чокаясь.
Это был только первый тост. Стопки пустели и наполнялись снова: за любовь, счастье, «самую лучшую маму стаи», удачную охоту. Ко второму тосту прибежали Эмбри и Сет, в маленьком домике стало шумно и весело. Леа вяло поддерживала общий разговор да присматривала, чтобы никто не вздумал наливать Сету ничего, кроме пива. На душе было муторно. Братья подкалывали ее, пытались расшевелить, но скоро оставили эту затею.


Эмили сидела рядом с Сэмом, от Леи ее отделял только Джейкоб. То и дело, волчица ловила на себе ее застенчивый взгляд. С тех пор, как они поссорились, Леа так и не заговорила с кузиной. Сегодня Клирвотер ловко избегала общения с ней, не обращаясь напрямую. Лее было так стыдно, что они до сих пор не помирились! Но как начать этот разговор?
- Ты выглядишь усталой. Хочешь прилечь? – осторожное прикосновение к плечу заставило ее обернуться. Вне себя от удивления, Леа встретилась глазами с Эмили. «Неужели она решила сделать первый шаг? После всего, что я ей наговорила?».
- Да, - настороженно кивнула она.
- Я постелю тебе в гостиной на диване, если ты не возражаешь?
- Диван – это здорово.
Отсалютовав последней стопкой, Леа позволила кузине увести себя. Ее очень порадовала возможность смыться с вечеринки. Не то, чтобы она не любила веселиться, но сегодня это не доставляло ей радости.
- Оставьте ее в покое, - донесся Лее вслед голос Сэма, перекрывающий общий разочарованный галдеж. - Пусть отдохнет, у нее был тяжелый день.
В крохотной гостиной горел мягким светом ночник; шум из кухни свободно проникал сквозь тонкие стены. Леа безучастно наблюдала, как Эмили стелет постель. Диван был старым и стоял здесь еще в те времена, когда Сэм и Леа учились в школе. Если бы он умел говорить, то мог бы рассказать немало интересного. Но воспоминания о первом поцелуе и о многом другом не были печальными. Да, Леа и Сэм тискались здесь вместо того, чтобы делать уроки, пока его матери не было дома, целовались, и невинность свою Леа тоже потеряла именно тут. Ну и что? Было хорошо, но теперь эта часть жизни позади. Она не чувствовала ни горечи, ни разочарования, и ни малейшего желания повернуть время вспять.
- Надеюсь, тебе будет удобно, - Эмили закончила взбивать подушку и вопросительно посмотрела на Лею. Казалось, она ищет любой предлог, чтобы задержаться и поговорить, но не знает, с чего начать. Темные глаза Эмили Янг были полны вопросов и надежды вернуть то время, когда кузины были самыми близкими друзьями.
- Конечно. Спасибо тебе, - Леа присела на диван. – Эмили?
- Да? - Та резко отдернула руку от дверной ручки и обернулась.
- Прости, что наорала на тебя тогда, – Клирвотер смотрела в пол. – Я будто не в себе была из-за этих дел с Сэмом. Я бы очень хотела, чтобы мы снова стали подругами. Мне тебя не хватает…
«Сестра,» - вертелось на языке и никак не выговаривалось.
Вместо ответа Эмили повисла у нее на шее:
- Давай все забудем, сестренка.
Эти слова словно прорвали стену молчания, прошлых обид и непонимания, которую Леа выстроила и никак не могла преодолеть. Было так здорово забраться под одно одеяло, как в детстве, и говорить обо всем на свете! У них накопилось столько всего, о чем хотелось рассказать! Снова обрести близкого человека, с которым можешь поделиться самым сокровенным – это было как вернуться домой после долгого путешествия. Эмили знала от Сэма о Белле, но, даже если ее это и шокировало, не подала вида.
- Значит, примем ее в стаю, - смеясь, заявила она. – Боже мой, как же я рада, что ты снова смогла полюбить! Мне было так плохо, когда я познакомилась с Сэмом. Я понимала, что влюбляюсь в него, и готова была убить себя за это. Ведь своей любовью я предавала тебя.
- Теперь все позади, забудь.
- А знаешь, может, это и к лучшему. Если бы «мамой стаи» стала ты, волчата бы отощали на полуфабрикатах. Ты же совершенно не умеешь готовить!
Девушки расхохотались, откинувшись на подушки. Дружный смех прервал тихий стук в дверь.

2011-11-11 в 00:49 

bese_ss_en
Oel ayngati kameie
Эмили, родная, мы тебя потеряли, - в гостиную заглянул Сэм. Судя по тому, как нарочито прямо он держался, и по серьезному выражению лица, выпить вожак успел больше, чем следовало бы. – Тут такое дело. Сет обратился, а обратно не может… и домой идти тоже не может… Еще он случайно сломал стол, но ты не волнуйся, я завтра же починю…
- Вы все-таки его напоили?! Он же еще ребенок! - Леа рванулась к альфе, тот аж отшатнулся:
- Совсем чуть-чуть, только попробовать дали, честное слово!
- Не ссорьтесь, - Эмили мягко усадила подругу обратно на диван и обратилась к мужу:
– Будь добр, милый, отведи Сета в гараж. Я принесу старые одеяла, и мы его устроим. Для волка в гараже достаточно тепло, и места хватит.
- Что бы без тебя делал!
Сэм исчез выполнять поручение, Эмили чмокнула Лею на прощание и упорхнула за ним. Леа дернулась было лично проверить, все ли с братом в порядке, но тело будто налилось свинцовой тяжестью. Едва ее голова коснулась подушки, как квилетка отключилась.

+++

Проснувшись утром в гостиной Сэма, первое, что Леа услышала, был шум воды и приглушенные им голоса. Эмили мыла посуду на кухне и болтала с кем-то. Гремели тарелки, скворчали блины на сковороде. Зашипела вода – несколько капель брызнуло на горячую плиту; варился кофе. От аппетитных запахов у Леи свело живот. С грехом пополам натянув одежду, мимоходом заглянув в ванную и плеснув на лицо холодной водой, квилетка отправилась на кухню.
Каково было ее удивление, когда она увидела Беллу Свон! Перед ней стояла тарелка с горой блинов, политых клубничным вареньем, и чашка с дымящимся горячим кофе. Она с аппетитом уплетала блинчик, уголки рта измазались красным. Леа сглотнула и отогнала от себя мысль, что совсем не против, слизать сладкое варенье с манящих губ.
- А вот и Леа! Мы тебя заждались, соня! – Сияющая и свежая, как майское утро, Эмили повернулась к ней, вытирая мокрые руки о фартук. – Садись, сейчас будем завтракать.
- Ты что здесь делаешь?! – проигнорировав ее, спросила Леа у Беллы.
- Меня Джейкоб привез. Я его расспросила про оборотней и теперь все знаю. Все в порядке, правда, – девушка спокойно продолжала есть. – Очень вкусно, Эмили, спасибо.
- Хочешь добавки? – будущая миссис Адли просияла улыбкой и поставила на стол еще одну тарелку. – Леа, ну что же ты, присаживайся.
- Сестренка, а тебе не надо выйти во двор, кур покормить? – Леа села напротив Беллы.
- У нас же нет кур… - глаза Эмили округлились от внезапного понимания, и она торопливо защебетала:
- Ой, конечно! Я совсем забыла! Надо насыпать курам корм, и белье развесить, и грядки прополоть! Не скучайте без меня, и приятного аппетита!
Молодая женщина почти бегом выскочила за дверь. Леа глубоко вздохнула, собираясь с мыслями. Ночью ее мучили кошмарные сны. Она бежала по лесу, обращалась, услышав вдали шорох травы под оленьими копытами, преследовала добычу. А когда зубы волка пронзали трепещущее горло, олениха превращалась в Беллу. Леа кричала, просыпалась, но стоило ей задремать, как сон повторялся заново, со всеми ужасными подробностями. За те краткие минуты, что Клирвотер бодрствовала между кошмарами, она в который раз обдумала свои опасения. И пришла к выводу, что они не беспочвенны. Ей нельзя быть с Беллой. Даже просто дружить. Слишком большой риск. И лучше объяснить ей это как можно скорее.

- Ну, рассказывай, что тебя сюда привело, – Леа присела за стол и пододвинулась поближе к Белле.
- Мне требуется особое разрешение, чтобы навестить подругу? – улыбнулась та.
- Белла, не придуривайся. После того, что ты видела вчера, ты должна меня бояться. Если ты не захочешь больше со мной разговаривать, я пойму.
- Вообще-то ты мне жизнь спасла.
Леа встрепенулась от прикосновения и, как завороженная, уставилась на их руки: темная и белая ладонь на фоне скатерти в синюю клетку.
– Так что не говори ерунды. Джейкоб рассказал мне, что такое быть волком. Ты меня нисколько не пугаешь. А вот я так перепугалась за тебя вчера!
- Белла, - Леа старалась говорить как можно мягче, как с ребенком. - Я превращаюсь в зверя. Я не человек. Общение со мной может плохо для тебя кончиться.
- Да ладно. Я доверяю тебе и уверена, что ты не причинишь мне вреда.
- Ах да? Тебе уже рассказали, откуда у Эмили шрамы?
Белла заморгала и уставилась в свою тарелку. Между тонких бровей залегла морщинка, а глаза стали такими несчастными, что хоть плачь. «Я поступаю с ней как тот кровосос», - пришло Лее в голову. - «Сначала приветила, а теперь бросаю. Но что я могу сделать?! Так будет лучше для нее».
- Сэм тоже не хотел делать Эмили больно. Просто так получилось, он оказался слишком близко. Я не прощу себе, если такое случится с тобой. Поэтому нам лучше расстаться. Мы не можем больше быть друзьями.
У Беллы задрожали губы, огромные карие глаза с мольбой смотрели на Лею.
– Но… ты не можешь так со мной поступить! Ты вытащила меня из депрессии. Я смотрела на тебя и думала – ей пришлось намного тяжелее, чем мне, но Леа не сдается! Я снова захотела жить, потому что ты была рядом! Ты нужна мне, без тебя я не справлюсь! Леа, пожалуйста…
- Прости, Белла. Это для твоего же блага.
- А если я скажу, что люблю тебя?
Леа запнулась на полуслове.
- Я же женщина, - с трудом выговорила она.
- А еще ты волк. Что из этого более странно?
Белла придвинула свой стул еще ближе, теперь девушки сидели бок о бок. Легкая полуулыбка на ее губах – манящая, влекущая, совсем как в фантазиях Леи. «Бред! Мне просто хотелось бы, чтобы это было так», - подумала она, но оторвать взгляд от губ Беллы не могла.
– Я еще ни с кем не была так близка, как с тобой. С Эдвардом все было совсем иначе. Он бы таким… совершенным, прекрасным, как ангел. Я казалась себе недостойной его, некрасивой и неуклюжей. Думала, что ничем не заслужила такое счастье. А ты совсем другая.
- Чересчур обычная? – горько усмехнулась Леа.
- Нет! – пальцы Беллы сжали ее руку. – Ты замечательная! Такая… земная и настоящая. Ты и меня вернула на землю, когда убеждала, что от любви не умирают. А Эдвард... сейчас мне кажется, что он был немного нереальным. Всегда идеально-красивый, прическа, как только что из парикмахерской, одежда с иголочки, дорогая машина, внешность без единого изъяна... Даже на брюках ни складочки, ни пятнышка. Как манекен в витрине. А ты – человек. У тебя куча недостатков, но они мне не мешают. И с тобой я чувствую, что чего-то стою, раз ты со мной дружишь.
Свон перевела дыхание и продолжила, уже не горячо, а робко:
- Я надеялась, что мы сможем быть не только подругами.
- Еще совсем недавно я была бы счастлива, услышать это от тебя, - Леа с грустью отметила радостный огонек в карих глазах подруги. – Но об этом не может быть и речи. Подумай об опасности, которой ты подвергаешься.
- Не в первый раз. Эдвард постоянно боролся с желанием меня укусить, - Белла легкомысленно пожала плечами. – Мой запах был для него особенным.
- Ты знала о Калленах?!
- Ну да, а что?..
- Рассказывай все, с самого начала!
Белла смущалась, запиналась, порывалась уйти от разговора, но Леа не оставила ее в покое, пока не услышала всю историю целиком. Рассказ подруги походил на сценарий фантастического фильма. Леа то недоверчиво качала головой, услышав о способностях Эдварда, Элис и Джаспера Калленов, то вздрагивала, узнав о Джеймсе и Виктории. Надо же, так вот что тянет эту вампиршу в Форкс! Как же Лее хотелось крепко-крепко обнять Беллу, прижать ее себе, пообещать, что ей ничего не грозит, и все будет хорошо! Но если она это сделает, вряд ли сможет расстаться с Беллой снова. Квилетка решила, что приложит еще больше усилий, чтобы поймать и уничтожить рыжую дьяволицу. Она костьми ляжет, но не даст вампирше добраться до Беллы, как это удалось ее дружку.
Выслушав подругу, Леа подумала, что стала немного больше понимать Эдварда, но тут же задавила эти мысли в зародыше. Ведь она собиралась поступить так же, как вампир, и из тех же соображений. У нее оказалось что-то общее с кровососом, и признать это было неприятно.
- Мне не привыкать находиться в опасности, - упорно возражала Белла.
- Нет. Извини, я не могу так!
В маленькой кухне воцарилась тишина. Белла пристально смотрела на Лею, заломив руки; с ее лица вмиг пропала вся жизнь, оно застыло, как маска.
- Ты отказываешься от меня? – наконец, еле слышно прошептала она. – Я недостаточно хороша для сверх-сильного, быстрого и вечно молодого оборотня?!
– Бог мой, Белла, дело не в тебе! Даже не думай, что ты в чем-то виновата. Ты молодая, красивая, неглупая девчонка. Просто я тебе не подхожу. Любой парень из Форкса был бы рад встречаться с тобой…
- Но мне не нужен любой парень, мне нужна ты!
- Никаких «но»! Я не хочу тебя покалечить, понимаешь ты или нет?!
- Джейк сказал, ты намного лучше контролируешь превращение, чем раньше!
- Я сказала, нет!
Леа вскочила, сжимая кулаки. Дыхание стало тяжелым и прерывистым, будто вместо крови по венам побежала лава, кожа пылала, кости скручивало болью. Еще немного, и огромный волк поднялся бы на дыбы и вспорол когтями-кинжалами линолеум пола. Белла продолжала в упор смотреть на нее, упрямо задрав подбородок. В ее глазах не было и тени страха.
- Я провожу тебя домой, и закончим на этом, - не допускающим возражений тоном заявила Леа, едва немного успокоилась.

2011-11-11 в 00:49 

bese_ss_en
Oel ayngati kameie
Конечно, не обошлось без споров и пререканий: Белла не была бы Беллой, если бы до последнего не пыталась настоять на своем. Когда Лее надоело с ней спорить, она просто подхватила ее на руки и вынесла из дома. Должно быть, это было то еще зрелище: Эмили, поливающая свои грядки из тяжелой проржавевшей лейки, так и осталась стоять с открытым ртом, пока вся вода не вылилась мимо, на межу. Пока девушки добирались до Форкса, Леа не произнесла ни слова. Голос Беллы – упреки, уверения, слезы, - ушел на второй план. Волчица перестала прислушиваться к нему. Что бы Белла не сказала, она не изменит железобетонных фактов: Леа оборотень, неуравновешенный и опасный.
Нести Беллу на руках было приятно, но квилетка отгоняла эти мысли. Она проклинала свои чересчур сильные руки, неутомимые мускулы, тонкое чутье, безошибочно указывающее ей дорогу к дому подруги. Все это делало Лею ненормальной и разлучало ее с той, которую она успела полюбить намного сильнее, чем когда-то Сэма. «Ничего. Главное, чтобы с ней все было в порядке. Я как-нибудь проживу одна, если буду знать, что Белла счастлива».


+++

«Пусти, больно! Леа, стоп! Да сдаюсь я, сдаюсь!»
«Прости! Ох, что я наделала!»
Небольшая серая волчица, поскуливая, быстро отступила от поверженного бурого волка.
«Прости, Джейк».
Джаред и Квил тихо переругивались из-за проигранной Квилом десятки: тот спорил, что Джейк уложит Лею на лопатки. Джейкоб зализывал рану на лапе: она затягивалась на глазах. Сэм построил всех, как солдат на плацу, и начал строго отчитывать ее. Девушка-оборотень вполуха прислушивалась к вожаку, опустив морду к земле. Сегодня – да и не только сегодня – все шло не так. На Джейкоба набросилась, с ребятами поругалась, даже Эмили она нагрубила.
Леа поступила правильно. Другого выхода у нее просто не было. Но почему, черт возьми, ей так плохо?! Почему сердце ноет от боли, не хочется ни есть, ни спать, ни обращаться?
«Леа, не отвлекайся. Ты меня совсем не слушаешь!», - одернул ее Сэм. - «Думаю, на сегодня достаточно. Следующая тренировка завтра вечером».
«О'кей, как скажешь», - хмуро отозвалась Леа, и вернулась в человеческое обличье. Парни, скорее по привычке, чем от стыда, прятались от нее за высокими кустами и, со смехом и шутками, приводили себя в порядок. Леа влезла в свободный пляжный сарафан – ни талии, ни застежек и молний, будто мешок веселого желтого цвета на тонких бретельках, - и отправилась домой, не дожидаясь их. В человеческом облике ей была доступна невиданная для волка роскошь: подумать в одиночестве. Как раз то, чего она так страстно желала сейчас.
«Может, к Эмили заглянуть? У нее наверняка готов пирог или кексы. И вкусный кофе», - рассеянно размышляла Леа. Она остановилась на перекрестке двух узких лесных тропинок: налево – в Ла Пуш, направо – к скалам на побережье. «Нет», - девушка-оборотень сделала шаг направо. - «У Эмили соберется вся стая, опять начнут наседать на меня».
Да и не очень хотелось говорить сейчас с сестрой. Эмили, после их примирения, считала своим долгом позаботиться о счастье Леи. И поэтому, после того, как состоялся тот самый разговор с Беллой, Янг пришла в ужас и начала активно уговаривать сестру передумать.
- Ну зачем ты так?! – носясь по кухне и делая одновременно тысячу дел, возмущенно восклицала она. – Ты же любишь ее! Не возражай, ты сама мне сказала, а Сэм подтвердил! И Белле хорошо рядом с тобой, она успокоилась и забыла свою боль! Она изменилась после того, как вы подружились! Если ты думаешь, что она не может ответить на твои чувства, потому что ты девушка…
- Дело не в этом, – Леа с тоской посмотрела на дверь: обстановка в кухне накалялась, и ей очень хотелось сбежать.
- Боже, да в чем же тогда?!
- Эмили, я оборотень. Я опасна. Без меня ей будет лучше. Спасибо за кофе.
Она со стуком поставила пустую чашку на стол и ушла, буквально отодвинув сестру с дороги. Эмили периодически возвращалась к этому разговору. Что самое ужасное, вся стая перешла на сторону «мамы» и раз за разом пыталась переубедить Лею. Невыносимее этих бесед была только тоска по Белле.
«Я поступила правильно. Я. Поступила. Правильно. Блядь, да я не могла поступить иначе!» - твердила она про себя, пробираясь через заросли. Ветки больно хлестали по лицу, кажется, даже оставили пару царапин – Леа не обратила внимания. Заживет, как на собаке, делов-то. Раны, которые оставил в ее душе разрыв с Беллой, болели намного сильнее.
Ее решение было правильным. Белла не будет больше каждую минуту, пока они вместе, подвергаться опасности. Постепенно она забудет о Лее, встретит кого-нибудь – нормального человека, не чудовище. Все правильно. Так было нужно. И Леа сможет справиться с одиночеством, если будет знать, что у Беллы все хорошо.
Может, если повторять эти слова достаточно часто, в них и правда можно поверить?
Привычные лесные звуки и запахи не принесли покоя. Перед глазами стояло лицо Беллы, бледное и заплаканное, в ушах звучал ее голос. «Не уходи, пожалуйста!».
- Так будет лучше… - раз за разом шептала Леа. Силы оставили волчицу, и она присела на землю, прямо посреди колючих зарослей.
Ее душили слезы. Сколько квилетка ни убеждала себя, что поступила правильно, она все равно была противна сама себе. Девушка обхватила себя руками, словно пытаясь согреться. Лесной полумрак, знакомые тропинки, мрачные величавые деревья, вид которых обычно действовал на Лею успокаивающе, теперь все это напоминало о Белле. Они не были здесь вместе, но Леа собиралась когда-нибудь показать ей свои любимые места… Теперь уже не покажет.
«Надо немного посидеть и успокоиться», - девушка скорчилась на земле, уткнувшись лицом в колени. - «Ребятам не стоит видеть такие мысли».
Ее эмоциональный настрой и так сильно отвлекал других волков от поисков рыжей вампирши. Это нужно было прекратить. Леа должна взять себя в руки, ведь хладная, как лисица, наглела день за днем. Каждый раз она подходила все ближе к Ла Пуш, и всегда этой сучке, как по волшебству, удавалось ускользнуть. Лее уже довелось преследовать ее; пару раз волчице казалось, что еще один шаг, и она схватит ненавистного кровососа. Но та словно издевалась над ними, раз за разом ускользая. Глядя на рыжую, Леа никогда бы не предположила в ее, на первый взгляд, хрупком теле, настолько большую силу и скорость. Вампирша, со своей белой, как бумага, кожей и огненно-рыжими волосами, тонкая и грациозная, напоминала оборотню фарфоровую куклу. Это была такая же чужая, холодная красота, как и в у Калленов. И единственное желание, которое это «прекрасное» создание вызывало у Леи – разорвать ее на куски. Парни пытались было, чтобы разрядить обстановку во время долгого патрулирования, подшучивать над ней: дескать, Клирвотер в патруль не возьмем, она перед такой красоткой не устоит. Несколько не опасных, но болезненных укусов убедили их, что "трупы" Лею не интересуют.
Как вообще можно было относится к рыжей, как к женщине из плоти и крови? Хотя бы на секунду забыть, что красота нужна «холодным», чтобы заманивать свои жертвы, а очарование вампиров всего лишь оружие, которое они с удовольствием используют против людей, было ужасно глупо. Ну, что взять с мальчишек. Увидели хорошенькую мордашку и длинные ножки, вот и растаяли. Смешно даже. Все равно, что посчитать каменную статую красивее живого человека. Рыжая может неплохо выглядеть, но она мертвая.
Вот Белла – совсем другое дело. У нее румянец на щеках, маленькие теплые руки и самая красивая улыбка на свете. Пусть Белла немного неуклюжая, но от этого она еще более милая: ее хочется поддержать, защитить от всех опасностей… Что-то она сейчас делает?
Чарли Свон, когда квилетка случайно встретила его в городе, посмотрел на нее с осуждением и сказал, что его дочь словно перенеслась на машине времени обратно, в осень: сидит дома, ничего не делает и грустит. Но осуждение Чарли не поколебало решимость Леи. Она избегала встреч и телефонных звонков, чтобы расставание прошло для Беллы безболезненно.
«Это пройдет. Если я не буду ее тревожить, все пройдет. Просто нужно время…».
Ход невеселых мыслей прервало карканье вспугнутых ворон, затем хруст сломанных веток под ногами. Леа вдохнула и нахмурилась: через заросли малины и папоротника к ней ломился Сет. Что-то случилось?

2011-11-11 в 00:50 

bese_ss_en
Oel ayngati kameie
- Вот ты где!
Брат выпутался из цепких колючих ветвей и, тяжело дыша, наклонился вперед, опираясь руками на колени .
- Срочно превращайся! Слишком долго объяснять, быстрее! Рыжая здесь!
Легкий сарафан разлетелся на куски вслед за джинсовыми шортами. Серая волчица и песочно-желтый волк, не теряя времени, понеслись к морю.
Сет аж подвывал от нетерпения, так ему хотелось быстрее вступить в сражение. « Ну ты глупый, прямо как маленький щенок. Это не игра!», - Леа старалась не показывать брату своего страха за него, но у нее не очень хорошо получалось. Волчонок обрушил на нее целую Ниагару мысленных картинок, захлебываясь восторгом: в его понимании, преследование и убийство вампира было чем-то героическим. Острые ядовитые зубы «хладных», о которых упоминалось в легендах, Сет совершенно упустил из вида.
Пока они добирались до моря, Леа не раз порадовалась тому, что может видеть мысли брата, как свои собственные. Оборотням не нужно было тратить драгоценное время на объяснения. Одно мгновение, и волчица уже поняла, что к чему. Рыжую демоницу видели на побережье, как раз там, где квилеты любили прыгать со скал. Пол, первым заметивший ее, сейчас же передал сигнал тревоги дальше, и через четверть часа вся стая была поднята на ноги. Кроме Леи, которой как раз захотелось побыть одной.
«Она кружит там, ищет слабые места в нашей обороне!», - сокрушался Сет. В мыслях мальчика мелькнуло лицо мамы: а вдруг рыжая доберется до деревни?
«Не доберется. Мы не позволим», - уверенно прозвучал в головах Клирвотеров голос альфы.
Запах влажной земли, смолы и прелых листьев разбавил аромат морского ветра, послышался шелест прибоя. В голове у Леи возник вид на бухту: Эмбри забрался на одну из скал и координировал остальных. «Волны разыгрались, не начался бы шторм», - мысленный взгляд волчицы скользнул по серому морю, вспенившемуся белыми гребешками волн, и такому же серому небу. Она сразу же заметила в воде огненно-рыжую точку – странное зрелище, будто в море развели костер. Сэм быстро оценил ситуацию и раздавал указания, кому куда направится, чтобы взять вампиршу в кольцо. Мельком Леа взглянула на скалы, с которых любила прыгать в воду вместе с ребятами, и остановилась так резко, что несколько раз перекувырнулась.
На самом высоком выступе появилась маленькая человеческая фигурка. Она посмотрела вдаль, вокруг и сделала несколько неуверенных шагов к обрыву. Человек не смог бы рассмотреть черты лица с такого расстояния, но ни Леа, ни ее братья не были людьми. Она сразу же узнала Беллу.
Белла на скалах, Белла подошла к краю, Белла-чертова-упрямая-Свон собралась прыгать в воду. А внизу, среди серых волн, полыхало пламя рыжих волос. Огненная точка двинулась к скалам.
«Нет, нет, стой!», - она хотела закричать, но вместо слов из горла Леи вырвался вой. Впервые чужие мысли в ее голове пропали, словно бы она дернула за невидимый рычаг и выключила их. Волчица поднялась на ноги и побежала к скалам, оставив младшего брата далеко позади. Она не стала тратить время и взбираться вверх, чтобы отговорить Беллу прыгать, все равно бы не успела. Волчица сделала единственное возможное в данной ситуации: бросилась в воду и поплыла что было сил.
А Белла уже барахталась среди волн. У Леи сердце ушло в пятки, когда девушка ушла под воду. Рыжее пятно приближалось, волчице пришлось нырнуть и надеяться, что в воде ее не учуют. Она яростно перебирала лапами, в голове осталась только одна мысль: успеть. Голоса братьев снова начали долетать до нее, но Леа не обращала внимания на ругань и вопросы. Просто передавала другим волкам то, что видела, чтобы им было легче запереть рыжую в бухте.
«Вдохните глубже и старайтесь держаться под водой. Рыжая нацелилась на дочку шерифа, ничего не замечает. Джейк, Квил, Джаред, рассредоточьтесь, как я сказал. Эмбри, следи за ситуацией сверху. Пол – со мной к выходу из бухты, Сет, Колин и Бреди – прикрывают тылы», - уверенно раздавал приказы Сэм. - «А ты, Леа…»
«А я ближе всех. Я отрежу ее от Беллы. И не указывай мне, что делать!», - "выкрикнула" она, не дослушав.
«Леа, послушай!»
«И даже не думай дать мне приказ альфы! Лучше присмотри за Сетом».
Расстояние между вампиршей и Беллой быстро сокращалось. Волчица напрягла все силы, чтобы плыть быстрее, мышцы заныли от напряжения. Когда она подняла голову над водой, чтобы вдохнуть воздуха, Белла снова ушла под воду – и на этот раз не всплыла на поверхность. Леа кинулась за ней, на глубину и, как подсказывало ей чутье и мысли остальных, вклинилась между вампиром и его жертвой.
Уши заложило, удары сердца отдавались в голове словно ударами огромного колокола, морская вода неприятно щипала оцарапанные во время бега по каменистому пляжу лапы. Вокруг становилось все темнее, вода странно искажала звуки и запахи. «Хладная» появилась перед Леей внезапно и замерла в десятке метров от нее. Рыжие волосы обрамляли бледное, как мел, лицо, сияющим огненным нимбом, длинная одежда развевалась в воде, словно на ветру. Вампирша будто парила, позволив подводным течениям подхватить и нести себя вперед.
«Ни дать ни взять, ведьма из какого-нибудь ужастика».
«Или суккуб».
«Заткнись, Пол! Лучше плыви ко мне».

2011-11-11 в 00:51 

bese_ss_en
Oel ayngati kameie
Нехватка воздуха пока не сказывалась, но этот момент был не за горами. Леа сконцентрировалась, выбросила из головы все лишние эмоции. Доли секунды ей хватило, чтобы осмотреться и определить, что делать. «Глубина метра три, большие темные камни внизу, скалы слева. Мы заплывали сюда – Джейк, вспомни место!». Пол, Джейкоб, Сэм и остальные быстро приближались: в ее мыслях они уже видели перед собой смутный силуэт и венчающее его облако рыжих волос. А Белла, в десятке метров за спиной Леи, уходила все глубже и глубже под воду, даже не пытаясь бороться.
Оборотень рыкнул, развернулся – рыжую аж отбросило потоками воды от мощных гребков – и нырнул вслед за девушкой. Вода, плотная, как студень, замедляла движения, силуэт Беллы был едва виден в темной воде. Гладкое белое лицо вампирши перекосилось от ярости, рот распахнулся в неслышном крике. Леа, несмотря на опасность, не могла не позлорадствовать, видя, как изуродовала гримаса ненависти кукольное личико. «Вопит наверно, как банши», - волчица подхватила Беллу за куртку и потянула свою ношу наверх. Голова начала кружиться, вода вдруг стала еще более тяжелой, она обволакивала и тянула вниз.
Никогда еще Леа не чувствовала себя до такой степени волком, как сейчас. Опасность заставила ее отринуть сомнения и сожаления, и принять свою сущность. Мысли братьев больше не раздражали, они ощущались как собственные. Сила оборотня, намного превосходящая человеческую, перестала быть чужеродной. Пожалуй, квилетка впервые ощутила тело волка, как по-настоящему свое, наконец-то приняла его целиком, до последней шерстинки. Она позабыла человеческие условности и, как только это случилось, дурнота и боль в усталых мышцах отступили, а силы многократно возросли. И, как никогда, она была благодарна природе за ее странный каприз. Будь Леа человеком, то смогла бы только беспомощно наблюдать, как Белла гибнет. А зверь упорно прорывался сквозь толщу воды. Волчица не понимала, что значит «не могу, устала, не справлюсь, боюсь». Все, что действительно имело значение – спасти жизнь своей избраннице и не подвести стаю.
Необозримое водное пространство стало светлее, еще несколько движений сильных лап – и оборотень вырвался на поверхность, жадно вдыхая воздух. Перед ее глазами расстилалась темно-серая гладь немного успокоившегося моря. А перед мысленным взором другие волки сжимали до смерти перепуганную вампиршу в кольцо. Та шипела, пыталась уплыть то вверх, то вниз, но ни одна из уловок пиявки не срабатывала. Леа не очень внимательно наблюдала за ними: ее больше заботило, как бы побыстрее добраться до берега и привести Беллу в чувство. Она не поняла, кто набросился на вампиршу первым, слишком много мыслей крутилось у волчицы в голове. Но на пляж каждый из волков вышел, неся что-то в зубах. На песке, рядом с кучей плавника, выросла другая кучка, поменьше.
Ладони, поражающие своей изящной формой; длинные пальцы еще подрагивали. Маленькие ступни, тонкие предплечья и голени, гладкие и белые, как разобранный манекен или разбитая статуя. Ни одного пятнышка крови – это показалась Лее самым жутким. И, в то же время, правильным. Рыжая только маскировалась под человека, а на самом деле, черт его знает, кем она была. Кем-то или чем-то злобным и опасным. Тем, кого нужно было уничтожить. Сожалениям или угрызениям совести здесь не может быть места – вампиры не люди, их нужно убивать.
Раздувшийся от гордости Сет принес голову чудовища, таща ее за рыжие волосы, и увенчал ей кучу. Эмбри, переживая про себя, что ему не удалось поучаствовать в расправе и отчаянно завидуя волчонку, побежал за спичками.
«Она дышит? Я закончу здесь и сразу к вам!», - пронесся в голове Леи голос Сэма.
«Сейчас проверю», - как только волчица оказалась на пляже, она обратилась.
Страх и злость на Беллу прогнали разумные мысли и затуманили память.
- Дыши! Мать твою, дыши! Белла, какая же ты дура! Куда ты полезла?!
С трудом обуздав гнев и желание дать непутевой подруге пару оплеух, Леа трясущимися руками уложила ее на песок.Она прикладывала ухо к груди, щупала пульс, в полной растерянности попыталась сделать искусственное дыхание. Никто не учил Клирвотер оказывать первую помощь, она понятия не имела, что нужно делать. К счастью, Белла, когда Леа резким движением усадила ее, зашлась кашлем.

2011-11-11 в 00:53 

bese_ss_en
Oel ayngati kameie
- Хвала Богам, ты жива! Зачем ты это сделала?! Ну почему тебе вечно надо рисковать?! - причитала Клирвотер, похлопывая подругу по спине. – Я думала, что у меня сердце остановится, когда увидела тебя на скале!
Она стремительно обняла Беллу за шею и поцеловала. И это оказалось намного лучше, чем в любых фантазиях. Губы Беллы были холодными, ее мокрые волосы пахли морской водой, прерывистое дыхание щекотало щеку Леи. Белла льнула к ней всем телом, она вцепилась в плечи индианки, как потерпевшая кораблекрушение - в спасательный круг. Лею охватил восторг с примесью ужаса, когда она почувствовала легкие прикосновения маленьких ладоней на спине и на бедрах: «Что она творит?! Вот тебе и скромница! О господи…»
Кто-то ласково перебирал короткие волосы Леи, чьи-то руки осторожно, будто боясь обжечься, дотрагивались до ее груди, ее поцелуи вызывали у этого кого-то тихие стоны – ты ли это, Белла Свон?
Леа задыхалась от нежности, желания никогда не отпускать Беллу, никому и никогда не отдавать... Слова не смогли бы выразить все те чувства, что она испытывала сейчас, потому что нет ни в одном языке таких слов. В груди что-то трепетало и пульсировало, по венам вместо крови будто побежала лава, как перед перевоплощением. От обычных поцелуев, просто, потому что это Белла.
«Потому что она моя, а я – ее. Так должно было быть с самого начала. И так будет».
К действительности Лею вернул шорох когтей по песку: Сэм, как и обещал, пришел на помощь и теперь в замешательстве переминался с лапы на лапу, прячась за большим валуном метрах в пяти от девушек. Волчица встрепенулась, на секунду оторвавшись от Беллы.
- Все еще думаешь, что нам лучше расстаться? – та окинула Лею лукавым взглядом – прежде такого выражения волчица у нее не замечала. Разве что, в мечтах. – Может, я смогу тебя переубедить, если постараюсь?
- Ты не ответила на вопросы. Какого черта тебя понесло на скалы?
Вместо ответа Белла снова закашлялась. И Леа, с небольшим опозданием, осознала, что та мерзнет в насквозь мокрой одежде: руки у Свон были ледяными, а губы начали синеть. «Вот дурища»,- выругалась она то ли на Беллу, то ли на себя, и сказала:
- Идем к Эмили. Согреешься и объяснишь, что на тебя нашло.

+++

- Когда ты ушла, у меня не осталось опоры.
Белла отхлебнула немного чая из огромной керамической чашки – любимой чашки Сэма. Она держала ее обеими руками, иногда перебирала пальцами, отогревая замерзшие руки. Закутанная в махровый халат Эмили, с распущенными непросохшими волосами, после горячего душа, Белла выглядела очень милой и домашней. Леа, стараясь не заострять внимание на том, что под халатом ничего нет, кивнула подруге, предлагая продолжить. Клирвотер тщательно следила за тем, чтобы ее взгляд фокусировался на лице Свон, а не сползал в вырез халата или к случайно мелькнувшей из-под полы коленке.
- Будто земля ушла из-под ног. Когда ты была рядом, то тянула меня за собой. Леа, ты вернула меня в нормальную жизнь и удерживала там! Как якорь. И вдруг, канат перерезали: якорь остался на берегу, а меня понесло течением дальше. А куда, зачем, что мне делать – я не знала. Мне все стало безразлично, как тогда, осенью. И Эдвард… Я снова стала слышать его голос.
Белла запнулась и еще сильнее вцепилась в чашку. Между бровей залегла тонкая морщинка, губы напряженно сжаты – но она нашла в себе силы продолжить.
- Иногда он хвалил меня за то, что я смогла его забыть. Он говорил, что был прав: человеческая память так же коротка, как и жизнь. И желал мне счастья. Но с таким великодушным, снисходительным видом, что мне было противно. Будто бы прощает меня! – усмехнулась она. – А иногда – наоборот. Эдвард сетовал на мою неверность, на то, что люди по своей природе не способны на настоящую любовь, и я не оказалась исключением. Боже… - Свон слегка покачала головой, будто бы не веря собственным словам, - его голос, его лицо в моих снах, они преследовали меня. Иногда мне казалось, что я схожу с ума. Но если я начинала думать о тебе, или бывала в местах, связанных с тобой, Эдвард замолкал и мое безумие отступало.
Леа внимательно слушала, не перебивая. Но, когда Белла снова запнулась, решила спросить:
- Но причем здесь скалы? Помнится, я говорила тебе держаться от них подальше.
- Верно. Но скалы на побережье, также как и весь Ла Пуш, напоминают мне о тебе. Я часто приезжала туда. С каждым разом поднималась все выше, вспоминала, что ты и другие волки любите прыгать отсюда в воду. И однажды, когда мне было очень плохо, я подумала…
- Что прыгнешь в море, как я, и все сразу станет лучше. Никаких голосов и видений.
- Да, - Белла виновато опустила голову. – Я не соображала, что делала.
- Прости меня, что заставила тебя все это пережить. Я думала, так будет лучше.
Белла поднялась, хмурясь и кусая губы, и начала собирать со стола пустую посуду. Ее явно мучил какой-то вопрос, но девушке потребовалось минут пять (ровно столько, чтобы поставить чашки в раковину и ополоснуть их), прежде чем она осмелилась задать его.
- А что ты думаешь сейчас?
Белла вытерла мокрые руки и со страхом посмотрела на Лею. Та перевела дыхание – вынужденная пауза помогла квилетке решиться. То, что Леа собиралась сказать, было для нее подобно прыжку со скалы в море – и страшно чуть-чуть, и нет сил отказаться от прыжка.
- Знаешь… Когда я вытащила тебя на берег, мне безумно захотелось надавать тебе пощечин, чтоб неповадно было лезть, куда не просят. Я была очень зла на тебя. Но еще я помнила, что одна моя пощечина может снести тебе голову. И у меня даже мысли не возникло о том, чтобы превратиться. Я справилась с собой тогда, думаю, справлюсь и впредь.
- Я так рада, что ты передумала, - напряжение пропало с лица Беллы, она неуверенно улыбнулась. – Значит, все снова по-прежнему?
- Скорее, по-новому.
Леа пристально посмотрела Белле в глаза, и не увидела там ничего, кроме надежды и ожидания. Ни следа страха, сожалений или сомнений в правильности решения. Клирвотер протянула руку, ее ладонь нашла ладонь Беллы, и квилетка притянула ахнувшую подругу к себе на колени.
- Ты любишь меня, я люблю тебя – значит, по-прежнему не получится.
Леа обняла ее за талию – наконец-то по-настоящему, а не в фантазиях. Белла оказалась такой легкой в ее руках, и это вызвало новый прилив нежности. Классная все-таки штука сила оборотня: Леа запросто может носить свою подругу на руках, и это так здорово!
Белла замерла, ее щеки заалели, сердечко забилось, как у пойманной птицы.
- Эй…, - обеспокоенная Леа осторожно погладила ее по щеке, поворачивая лицо к себе. – Я не хотела тебя напугать. Белла, ты… ты вообще, приблизительно… ты хоть немножко представляешь, что именно я могу от тебя хотеть? После твоего признания?
«Ну я и идиотка! Белла просто мечтательная и романтичная, она нафантазировала себе, что любит меня, а на самом деле ничего такого не было. Ей противно, она боится, и сейчас она испугается и убежит», - запаниковала Клирвотер. Несколько долгих секунд она была уверена в этом, пока не услышала тихий, но совершенно определенный ответ.
- Я погуглила эту тему, - еле слышно пролепетала Белла, пряча глаза и приникая ближе к Лее. Лицо Свон по цвету почти сравнялось с геранями на подоконнике.
- Она погуглила, какая прелесть… - усмехнулась Клирвотер, но долго ехидничать ей не достало сил. Она наконец-то могла сделать то, о чем так давно мечтала – в реальности, а не во сне. И главное, с полного одобрения и по желанию Беллы, хоть в это и трудно было поверить.
Но нет, чудо действительно свершилось: Белла здесь, рядом, не оттолкнет и не сбежит. Потому что хочет этого не меньше нее. Она неловко, но с жаром отвечала на поцелуи, обнимая Лею тонкими руками. Дыхание Беллы участилось, с губ сорвался тихий стон, когда девушка осторожно, пугаясь собственной напористости, провела ладонью по ее колену и будто случайно забыла убрать руку.
Запах ягодного мыла и шампуня сильно заглушил, но не стер природный аромат, присущий Белле. Чем-то он напоминал запах весенних полевых цветов: Леа не знала, как они называются, но каждую весну эти цветы маленькими синими звездочками зажигались среди первой травы. Обнаружить такой цветок не легко, он будто стесняется и прячется от посторонних глаз в лесной чаще. Его красота тоже открывается не сразу, ее надо разглядеть – но когда рассмотришь крохотный синий венчик как следует, понимаешь, что он красивее любой розы.
Нежный цветочный аромат щекотал ноздри, волновал и будил желания, которые Леа так старалась подавить раньше. «Ммм… похоже, я начинаю понимать кровососа… очень хорошо понимать…», - она оторвалась от губ Беллы, только для того, чтобы прикоснуться поцелуями к щеке, подбородку, шее, между ключиц. Но когда Белла потянула за пояс своего халата, девушка-оборотень остановила ее.
- Подожди. Да что это с нами, ей-богу! - дыхание не выровнялось, голос немного охрип от волнения. – Давай пока не будем торопиться. Не на кухне же… - не подобрав подходящее приличное слово, Клирвотер бросила подруге выразительный взгляд.
- И правда. Трудно «торопиться», когда Сэм, Эмили и стая сидят во дворе и ждут, чем все кончится, - согласно кивнула Белла.
- Ты тоже их слышишь?!
- Я вижу, что ты то и дело озабоченно косишься в сторону окна.
Леа рассмеялась.
- Тогда предлагаю сделать так. Завтра пойдем гулять к морю, или в лес – как ты решишь. Потом возьмем в прокате хороший фильм. Устроимся вдвоем у телевизора, с попкорном. А дальше будет видно.
- Хороший план, мне нравится.
- Здорово. А сейчас, может, хочешь отдохнуть? Тебе сегодня здорово досталось.
- А Эмили не будет против?
- Конечно, не буду! – донеслось снаружи, а зачем в дверь постучали, и Эмили осторожно заглянула на кухню. – Пойдем, Белла, я тебя устрою. А утром Леа отвезет тебя домой.

2011-11-11 в 00:53 

bese_ss_en
Oel ayngati kameie
-читать дальше Ай-ай-ай, сестренка, как нехорошо подслушивать, - поддела Леа Эмили, когда та вернулась.
- Это не я, это мальчики, - смутилась та. – Они все слышали и передавали мне, даже Сэм не смог их утихомирить. Квил и Джаред уже поспорили на десятку, примет ли тебя шеф Свон. А Сет беспокоится, что мама может разозлиться и выгнать тебя из дома. Он решил - если выгонит, уйдет с тобой. Но ты не волнуйся, в случае чего поживете у нас. В тесноте, да не в обиде. Сэм со мной совершенно согласен…
Эмили постепенно взялась вытирать чистую посуду, затем полезла в холодильник, начала резать овощи для супа – словом, занялась домашними делами, не переставая уверять Лею, что вся стая на ее стороне. Они всегда помогут и поддержат, что бы ни произошло.
Честно говоря, о том, как отнесется к происходящему Сью Клирвотер и Чарли Свон, Леа даже не задумывалась. «Слишком много проблем для одного дня. «Я подумаю об этом завтра», - решила она, отметив про себя, на этот раз взять в видеотеке «Унесенных ветром». Они с Беллой вполне оправились для того, чтобы смотреть фильмы о любви и не плакать о своей горькой судьбе. В конце концов, именно горе свело их вместе и подарило нынешнее счастье. Они будут счастливы вместе, Леа была уверена в этом. А раз так, смогут справиться и с неприятием близких, и с другими неприятностями.
Вернувшись домой, Леа то и дело мысленно возвращалась к Белле. Вечер показался ей безумно долгим, а ночью Клирвотер не смогла заснуть. Стрелки часов будто примерзли к циферблату и сводили с ума своей медлительностью. Да еще мама, увидев, что дочь ведет себя необычайно тихо, пристала к Лее, как репейник. Характер у Сью Клирвотер был таким же твердым, как и ее принципы. Она не привыкла, что дети от нее что-то скрывали, поэтому беседа получилась неприятная. Леа, как могла, увертывалась от разговора, а когда стало невмоготу, сбежала в свою комнату.Эта беседа показалась ей прелюдией будущих трудностей. Если мама так резко реагирует на простое нежелание рассказать, как прошел день, то что же она скажет, когда узнает о Белле?
Леа еле дождалась рассвета. Чтобы не наткнуться на маму, девушка воспользовалась окном вместо двери. Когда она остановила свой мотоцикл возле дома Эмили, Белла тут же, будто ждала у окна, выбежала навстречу. Видимо, ей сегодня тоже не спалось.
Леа не слишком торопилась вернуть подругу домой. Они прокатились по пляжу, затем ехали окольным путем по лесным тропинкам. Пара то и дело останавливалась: полюбоваться, как солнце поднимается над океаном, понаблюдать из густых зарослей за стадом оленей, посидеть на поваленном дереве, то и дело целуясь.
На пороге дома Беллы девушки столкнулись с ее отцом. У Чарли был мрачный вид, и Леа уже решила, что он рассердился на них. Хотя Эмили ему и позвонила, вряд ли шефу Свону понравилось, что его вот так просто поставили перед фактом – «Белла сегодня у меня переночует» , но все оказалось иначе.
- Мне надо срочно уехать. Марка Эндерсона нашли недалеко от города. Вернее, то, что от него осталось, - хмуро пояснил шеф Свон, засовывая в карман ключи и направляясь мимо девушек к машине. – Десять лет бок о бок проработали, а теперь я еду его хоронить. – У Чарли вырвался горестный вздох.
- Что с ним случилось? – Белла инстинктивно сжала руку Леи сильнее.
- Зверь напал. Черт знает, что твориться в этом году, никогда такого не было.
- Знаю я, что за зверь: с красными глазами и длинным рыжим мехом, - проворчала Леа, зайдя за Беллой внутрь. – Хорошо хоть, больше это чудовище никого не тронет.
- Мне очень жаль папиного коллегу, - Белла задумчиво накручивала на палец прядь волос, прислушиваясь к затихающему вдали шуму мотора. - Но раз Чарли уехал на похороны, то до вечера точно не вернется. Чем займемся?
Вместо ответа Леа поцеловала Беллу. Все связные мысли выветрились из головы квилетки. Единственное, о чем она могла думать – они с Беллой одни в пустом доме.
К сожалению, приятное занятие прервал телефонный звонок. «Перезвонят…», - подумала было Леа, но проклятый телефон не желал затыкаться. Клирвотер со вздохом протянула руку за трубкой – аппарат стоял ближе к ней, чем к Белле - и ответила на вызов:
- Дом Свон, - недовольно произнесла она.
- Я могу поговорить с Чарли Своном? – спросил приятный мужской голос.
- Он на похоронах, но… - тут же послышались гудки, а Леа на автомате договорила:
- … я могу позвать Беллу. Какой-то невоспитанный тип, даже не дослушал.
- Значит, ничего важного, - Белла обвила ее шею руками. – Ну, так на чем мы остановились?
- Может, покажешь мне свою комнату?
Шаловливая улыбка Беллы и кокетливый взгляд из-под ресниц без слов говорили о том, что осмотр комнаты будет долгим и увлекательным...

2011-11-11 в 00:54 

bese_ss_en
Oel ayngati kameie
+++

Лес редеет, вдали начинают мигать огни Форкса. Вот и дом Свонов выступает из ночного мрака темной грудой. Последняя сигарета выкурена до фильтра, пустая пачка скомкана и брошена в кусты. Леа наклоняется, чтобы поднять с земли камушек и бросить его в окно Беллы, как вдруг замечает на крыльце закутанную в плед фигуру.
- Белла! – бросается обеспокоенная квилетка к своей подруге. – Что ты тут делаешь, возвращайся в дом! Ночь сегодня холодная, простудишься…
- Я ждала тебя, - та виновато улыбается. – Ты в последнее время такая странная, я тебя совсем не вижу.
- Да так, была проблема с охраной границ, но мы ее решили. Я не буду больше пропадать.
- Какая проблема? Вампир?
Ночь безлунная, звезды скрыты за облаками. Человек не разглядел бы ничего в кромешной тьме, но волчица видит, что Белла хмурится.
- Да. Мы его прогнали.
- Понятно.
Белла зябко кутается в свой плед, больше ни о чем не спрашивает и не возражает, когда Леа уводит ее в дом. Девушки, крадучись, пробираются по лестнице наверх - из комнаты Чарли доносится богатырский храп.
- Послушай, - девушка-оборотень присаживается на краешек кровати и подтыкает Белле одеяло, - а если однажды кто-то из Калленов вернется? Ты бы хотела встретиться с ними? Я помню, что кое-кто из них был твоим другом. Например, мелкая вампирша с шухером на голове.
Белла отвечает не сразу. И, пока ее любимая думает, Лею бросает то в жар, то в холод. Она проходит все круги ада.
- Нет, - наконец отвечает Белла. – Элис, уезжая, не оставила мне номера телефона, и сама ни разу за это время не позвонила. Она даже удалила свой почтовый ящик. А мне так ее не хватало той осенью! Не думаю, что хотела бы увидеть Элис сейчас. Может быть, как-нибудь потом. Раньше я так не думала, но… Теперь мне кажется, она была моей подругой потому, что Эдвард любил меня. Его семья была так добра ко мне только из-за него. Стоило нам расстаться, и они забыли обо мне. Вычеркнули из своей жизни. Каллены с радостью примут кого угодно другого, если это пассия Эдварда. Не думаю, что я была дорога им сама по себе. А Эдвард… Я бы хотела общаться с ним, как ты общаешься с Сэмом – по-дружески, без взаимных упреков и горечи. Но не думаю, что смогу так сейчас. Он меня больше не интересует, но… Еще не время – слишком больно. Может, лет через десять.
- О'кей, - Леа равнодушно кивает, но ей едва хватает выдержки, чтобы не пуститься в пляс. – Я и не думала, что они вернутся. Просто на всякий случай спросила. Если Каллены нарушат границу, мы имеем полное право… ну, ты понимаешь. Но ты дружила с ними. Поэтому, я предложила Сэму просто выдворить Калленов, если что.
- Спасибо.
Белла улыбается в темноте:
- Ты не хочешь остаться?
Леа ныряет к ней под одеяло, прижимается горячим нагим телом, торопливо начинает срывать с Беллы старую футболку и пижамные штаны:
- Только веди себя тихо! А то утром Чарли снова будет ждать меня внизу с ружьем наперевес.
- Он поймет… должен понять… дай ему время… аааахх….
Когда Белла засыпает на ее плече, Леа еще долго лежит без сна, обнимая ее. Квилетка слушает дыхание спящей девушки, рассеянно перебирает ее волосы и думает, что никому не позволит причинить Белле боль. И что она абсолютно правильно поступила, когда, застав Элис Каллен возле дома любимой, в первый раз прорычала ей «убирайся».
Охранять Беллу от ненужной встречи оказалось нелегко. Это стоило Лее много сил и нервов – мелкая вампирша оказалась настырной. Но она твердо намерена и в будущем защищать свою девушку от любой опасности, будь то вампир, оборотень или человек.
С этой мыслью она засыпает.

+++

Девушка и волк вместе идут через лес – в начале апреля он еще светлый, почти прозрачный. Там, где не главенствуют ели и сосны, исчезает таинственный зеленоватый сумрак, лес наполняется солнечным светом и радостью. Одно плохо - весной Элис приходится соблюдать бОльшую дистанцию: листья не скрывают ее. Впрочем, вампирша уверена: волк знает, что она здесь.
Зима сменяется весной, клейкая молодая листва разрастается, затем желтеет и опадает, и ее покрывает снег. Неизменно, год за годом, как и должно быть. И странная пара, за которой следит Элис, также неизменно выходит гулять: то в лес, то к морю. Иногда они берут с собой детскую коляску – маленький Леви Адли очень любит своих крестных.
Время не стоит на месте. Девушка взрослеет, полнеет, каштановые волосы прочерчивают серебряные нити, появляются морщинки у глаз. Легкая пружинистая походка волка тяжелеет, мех из серебристого становится совсем белым, зверь уже не носится вокруг, как беспечный щенок. Одно не меняется – они вместе.
Каждый раз, возвращаясь к семье, Элис старается прогнать от себя мысль, что когда-нибудь сгорбленный седой волк выйдет на прогулку один.


Конец

2011-11-16 в 16:36 

bese_ss_en, хорошо пишете.
Читали с большим удовольствием, хотя фемслеш не очень жалуем. Все грамотно, красиво, можно сказать, "причесано" - приятный текст.
Из сюжетного: почему-то стало жаль Элис - ведь она же ничего плохого не хотела, наоборот, искренне дорожила дружбой (ну, мы так поняли) и братцем своим дорожила. Ее-то, в общем, понять можно - а посему мы ей от души посочувствовали.
Спасибо вам автор огромное за чудесные полчаса, проведенные с вашим творением)

URL
2011-11-19 в 14:20 

bese_ss_en
Oel ayngati kameie
Спасибо за комплимент, я очень польщена :)
Про Элис вы поняли совершенно правильно. Она действительно была привязана к Белле и пострадала незаслуженно(.

2011-11-25 в 20:26 

Приглашаю Вас в группу посвященную Сумеречной Саге и актером снимавшимся там!
Вы не пожалеете придя в нам! Море фоток, видео, новости, фан-арт, музыка! И что самое главное группа не стоит на месте! Она движется вперед! Каждый день новые фото и видео. Следить за жизнью любимых вами актеров станет легче, если вы станете участниками этой группы!
Слэш приветствуется и не запрещается: в пределах разумного естественно. Для слэша есть отдельный альбом!)
Добро пожаловать! vkontakte.ru/kris_rob_taylor

URL
   

~ Twilight Slash ~

главная