Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
01:07 

Famous Last Words, глава 6

Тави
Ребята, тут из леса стреляют, вы аккуратнее.
Название: Famous Last Words
Автор: Miz Turwaithiel
Пейринг: Джейкоб/Эдвард
Рейтинг: R
Предупреждения: AU, нецензурная лексика
Содержание: Став вампиром, Белла теряет рассудок и убегает из дому, начиная совершать беспорядочные кровавые убийства. Эдварду и Джейкобу нужно найти и остановить девушку раньше, чем с этим справятся Вольтури.

Переводчик: Тави
Бета: _илиАДа_
Гамма: вождь Мелкая Река
Разрешение на перевод получено.



Глава 1 | Глава 2 | Глава 3 | Глава 4 | Глава 5

Глава шестая

Дороги все те же. Неважно, как бы быстро ни вел Эдвард, как бы далеко они ни заезжали, дороги вьются по стране, водят по кругу, совершенно при этом не меняясь. Порой Эдварду хочется, чтобы что-то стало иначе, чтобы они с Джейкобом очутились где-нибудь, где все по-другому.
Они прибывают в Сиэтл дождливым днем. Эдвард складывает руки на руле, следя взглядом за двигающимися с глухим звуком дворниками. Его попеременно охватывает то надежда, то опасения. Он чувствует, что, как вода в высокий прилив, приближается конец погони, и в мысли прокрадывается страх. Вот и все.
- Эдвард? – зовет сидящий рядом Джейкоб, подняв брови.
Эдвард качает головой.
- Нет, ничего.
Приближается финал, и впервые в жизни Эдвард не может его предотвратить.

-

Сиэтл дождлив и сер, его угнетающе высокие небоскребы пронзают небо насквозь. Не успев отойти от Вольво и на пару шагов, Джейкоб недовольно кривится и стряхивает воду со своих густых волос. Эдвард не успевает отвести глаза, и Джейкоб встречается с ним взглядом.
- Вот так и забудешь, как адски мокро на этом нашем побережье, - жалуется оборотень, и проводит рукой по волосам, отчего те встают дыбом. – Надо было оставаться в Калифорнии.
- Там тоже постоянно дожди, - замечает Эдвард.
Джейкоб молча поднимает воротник куртки и сутулит плечи так, чтобы спрятать в нем чуть ли не все лицо.
- Ты, как всегда, просто лучик оптимизма, - ворчит он. – Далеко еще до этой вашей съемной квартиры?
- Пара кварталов.
- Классно, - ухмыляется Джейкоб. – Ты же приготовишь мне завтрак?
- Я собираюсь воровать кровь в мясной лавке. А ты еду себе достанешь сам.
Джейкоб пихает Эдварда локтем и говорит:
- Такое чувство, что тебе будет все равно, если я умру с голоду.
Его глаза темные, но когда он смотрит на облачное небо, они почти отражают тусклый свет - радужная оболочка кажется едва ли не прозрачной. По его резко очерченным скулам стекают капли дождя. Эдвард отводит взгляд.
- Чувак, ты меня прямо пугаешь, когда так пялишься, - говорит Джейкоб. – Что-то не так?
Эдвард качает головой, нажимает на кнопку светофора и глядит на другую сторону дороги. Он не может объяснить эту внезапно возникшую необходимость тщательнее рассмотреть улыбку Джейкоба, прямые линии его подбородка, мелкие морщинки в уголках его глаз. Он продолжает украдкой поглядывать на него, складывая мысленный портрет из отдельных черт.
- Я бы не сказал, - отзывается он.
- Если бы я мог читать твои мысли, нам обоим было бы настолько проще, - вздыхает Джейкоб. – Даже разговаривать не нужно было бы.
Загорается зеленый, и они переходят улицу под осуждающе-ярким в этот пасмурный день светом фар.
- Наверное, - соглашается Эдвард.
Они выходят на тротуар, когда светофор начинает мигать, и продолжают идти дальше, не разговаривая друг с другом. На улице кроме них почти никого. Вероятно, из-за погоды проезжая часть забита автомобилями, свет их фар рассеивается в каплях дождя. Эдвард моргает. Из-за тяжелых туч создается впечатление, будто преждевременно наступила ночь.
Нужный им дом расположен на углу целого квартала более старинных зданий – почти в самом сердце старого города, в отдалении от главных улиц. Само строение обшарпанное и довольно некрасивое, но все же лучше, чем большая часть мотелей, в которых им довелось побывать за последние несколько месяцев.
- Который из них наш? – спрашивает Джейкоб, с интересом оглядываясь по сторонам.
- Тот, что на углу. Идем, дождь все сильнее.
Один из водостоков у парковки засорился, и Эдвард проходит прямо по луже, не замечая этого, пока Джейкоб не спрашивает:
- Тебе не холодно?
Эдвард смотрит на него с удивлением:
- Не холодно. С чего бы?
- Да так. – Джинсы Джейкоба снизу промокли и волочатся по асфальту, волосы прилипли ко лбу и лезут в глаза. – Просто ты в одной рубашке, вот и все.
Эдвард опускает взгляд, отмечает, что руки у него голые, а хлопковая рубашка вымокла насквозь.
- О. Я забыл.
- Я так и понял, - отвечает Джейкоб со вздохом и идет дальше.
У парадного входа Эдвард видит мелкие признаки запустения: паутину по углам, осыпающуюся краску, запыленные окна. Дверной замок заедает, с неохотой принимая в себя ключ, но, несколько раз подергав, Эдвард чувствует, как срабатывает механизм. Он отпирает дверь.
В комнате пахнет свежей краской и недавно постеленным ковровым покрытием. Вся мебель новая и достойного вида, на стенах – парочка примитивных пейзажей, очевидный ширпотреб. Эдвард чувствует смутное узнавание, попав в эту банальную комнату, пытающуюся казаться домом. У него возникает ощущение, будто он мог когда-то знать это место.
За его спиной Джейкоб закрывает дверь.
- Хорошо тут, - комментирует он, стаскивая куртку и швыряя ее на стул.
- Чисто, - говорит Эдвард, кладя ключи на стол и отлепляя от груди мокрую ткань рубашки. – Я вернусь за Вольво, нельзя оставлять там машину на ночь.
Уже почти в дверях его настигает неуверенный голос Джейкоба:
- Эдвард?
Он замирает, но не оборачивается. На дверной ручке под его пальцами - потускневшая фальшивая позолота, в некоторых места протертая до черноты.
- Да?
- Ты же сможешь... – Джейкоб колеблется, делает глубокий вдох. – Если ты найдешь Беллу, ты сможешь сделать это, да? Ты ведь не станешь...
Эдвард молчит.
Когда он открывает дверь, дождь шумит настолько сильно, что способен поглотить все, что еще мог сказать Джейкоб.

-

Он видит ее в одном из темных окон, когда подходит к машине – не дольше одного мгновения. В окне не горит свет, но видно ее отчетливо.
Встретить ее здесь в самом деле кажется простым совпадением, а не спектаклем, где она разыгрывает невинную жертву, все в действительности просчитав. Красных глаз и губ касается улыбка. На ее лице нет ни удивления, ни покорности, ни даже страха или счастья. Лишь одна только спокойная уверенность в том, что, куда бы она ни направилась, он последует за ней, влекомый непреодолимой силой, которая выше его любви или ненависти. Эдвард знает, что их обоих уже не изменить. Какое-то время они в упор глядят друг на друга.
Она резко задергивает занавеску, но две точки – ее красные глаза – продолжают гореть перед его взглядом, даже когда он опускает веки и прислоняется к Вольво, пытаясь перевести дух.
Она вернулась.

-

Возвратившись с парковки, Эдвард застает в квартире неплохо устроившегося Джейкоба, поедающего заказанную индийскую еду и слушающего по радио классический рок. Пахнет карри.
- Ну что, никто не снял диски? – рассеяно спрашивает оборотень.
Эдвард смотрит на него, стараясь проглотить ком в горле. Джейкоб поднимает взгляд, и выражение его лица меняется с шутливого на обеспокоенное.
- Черт, что, правда сняли?
- Нет, - заставляет себя ответить Эдвард, закрывая дверь и приваливаясь к ней спиной. Он чувствует, как под давлением прогибаются петли. – Я видел ее, Джейкоб.
Тот вздрагивает. Мускулы напрягаются под его кожей - Эдвард видит, как он пытается их расслабить, напускает на себя спокойный вид.
- Ты видел Беллу? Где?
- Недалеко от того места, где мы оставили машину, - отвечает Эдвард. – В окне одного из домов. В нем еще магазин одежды. Кажется. Я не уверен.
Джейкоб резко выдыхает, отложив коробку с наполовину недоеденной едой.
- Черт.
- Нужно идти за ней, - говорит Эдвард словно самому себе.
Вскочив на ноги, Джейкоб убирает еду в холодильник – в остальном пустой и темный.
- Да. Спасибо, что вернулся за мной. Пошли.
Они идут к Вольво, словно мятежные духи, которым все никак не удается обрести покой. Эдвард захлопывает за собой дверь и сжимает в ладони ключи от машины, уже чувствуя, как снова не терпится отправиться в путь.

-

- Я сожалею, но мы не пускаем посторонних в здание. Приказ начальства. – Мужчина за стойкой может испытывать что угодно, но уж точно не сожаление. Под усами на его губах играет ухмылка. – Я уверен, вы это понимаете.
Эдвард и Джейкоб коротко переглядываются.
- Мы – полицейские на задании, - предпринимает попытку Джейкоб.
Мужчина улыбается еще шире.
- Тогда у вас, вне всяких сомнений, есть соответствующие документы.
Джейкоб бросает на Эдварда тревожный взгляд, но Эдвард не смотрит в его сторону, просто делает шаг к стойке и говорит:
- Такой документ подойдет?
И бьет мужчину в лицо. Где-то позади Джейкоб издает одобрительный возглас, но Эдвард не обращает на это внимания и, ухватив человека за грудки, дергает на себя так, что тот, шаря руками в поисках опоры, почти валится на стол.
- Слушай, - рычит Эдвард, - у нас нет на это времени. Либо ты пускаешь нас проверить квартиры, либо я живьем разорву тебя на куски.
От прежнего самодовольства не осталось и следа - мужчина выглядит просто жалко. По лицу его течет кровь, и Эдвард испытывает болезненную жажду.
- Не могу, - срывающимся голосом говорит мужчина. – Вам нужно будет открывать двери жильцов, а я здесь недавно, у меня нет доступа к ключам.
Эдвард не отпускает его, и оглядывается на Джейкоба, который в ответ вопросительно поднимает брови.
- Выбивай двери, - командует он.
Джейкоб удивленно моргает, но отвечает только:
- Как прикажете. - И исчезает из поля зрения. Секунду спустя раздается чудовищный грохот.
- О господи, - всхлипывает мужчина, и Эдварду хватает милосердия оглушить его и оставить лежать, уткнувшись лицом в стол, прежде чем последовать за Джейкобом по коридору.
Оборотень, весьма довольный собой, стоит на выбитой двери, с его одежды осыпаются куски штукатурки.
- Всегда хотелось сделать это, - говорит он.
За тем, что раньше было дверным проемом, открывается лестница, ведущая к квартирам. Эдвард смотрит на единственную флуоресцентную лампу, которой освещен пролет - та мигает, отчего тени пляшут по ступенькам, словно живые существа.
- Давай, идем.
- А я уже начал забывать, что ты можешь быть таким, - задумчиво говорит Джейкоб, следуя за Эдвардом наверх.
- Каким?
- Злым, - говорит Джейкоб, усмехнувшись. – Это совсем даже не плохо. Просто я давно тебя таким не видел.
Решив на это не отвечать, Эдвард выходит на лестничную площадку и сбавляет шаг. В коридоре пять дверей, в трех из этих квартир окна должны выходить на улицу. Он выбирает ближайшую и стучит в нее с такой силой, что костяшки его пальцев вполне могут проломить дерево.
- Полиция! – орет он. – Открыть двери!
- Они же начнут требовать документы, - бормочет за его спиной Джейкоб, изображая, будто держит в руках пистолет.
Разумеется, когда тощий паренек открывает скрипящую дверь, его глаза сужаются в недоверии:
- Вы не похожи на полицию, - говорит он.
Джейкоб и Эдвард переглядываются, и Эдвард качает головой.
- Точно. Простите.
Они переходят к следующей двери, повторяя тот же сценарий. На этот раз в двери появляется скучающего вида высокая чернокожая женщина.
- Чего вам? – говорит она.
- Ошиблись дверью, - объясняет Джейкоб со своей самой лучезарной улыбкой. – Простите за беспокойство.
Осталась только одна квартира - последняя, на двери которой болтается табличка с номером. Чувствуя себя удивительно легко, Эдвард стучит в дверь. Никто не отвечает.
- Стучи сильнее, - советует Джейкоб, продолжая улыбаться всем побеспокоенным жильцам, стоящим на порогах своих квартир и наблюдающим за ними.
- Думаю, это та, что нам нужна, - говорит Эдвард и, ударив ногой, срывает дверь с петель.
Надежда, которую они успели ощутить так остро, разбивается вдребезги, когда спустя несколько секунд они заходят в главную комнату и застают ее пустой. Даже пыль на покрытых линолеумом полах лежит нетронутой.
Эдвард отчетливо слышит, как звучат шаги Джейкоба, как хрустят суставы в его лодыжках, когда он останавливается и переминается с ноги на ногу.
- Я не думаю, что это та... – начинает он, но замолкает, не договорив.
Они замечают это одновременно: на окне что-то написано красным, едва различимо в темноте. Эдвард делает вперед несколько шагов, поднимая клубы пыли.
Это криво нарисованное сердце, а в нем – инициалы: «Э.К. + Б.С.К. = ЛЮБОВЬ».
- Черт, - тихо произносит за спиной Эдварда Джейкоб, подходя ближе. – Это помада?
Слишком темный цвет для помады.
- Это кровь, - отвечает Эдвард, лизнув палец и проведя по красной линии. Она смазывается, обнажая царапины на стекле - там, где по нему водила ногтем Белла. Руками вдруг не пошевелить.
- Проверь остальные комнаты, - просит он Джейкоба, словно со стороны отмечая дрожание собственного голоса.
Он уже знает, что они там найдут.

-

Всего они находят троих мертвых девочек-подростков – все трое тощие, словно бродяжки. Их лица, возможно, когда-то, до того, как их разбили, могли быть красивыми. Из их тел выпили всю кровь.
- Черт, - еще раз повторяет Джейкоб, и после этого остается только тишина. Пыль оседает на трупы, словно только там ей быть и полагалось. Пепел к пеплу, прах к праху. Все они были совсем еще детьми.

-

Несколько часов спустя, уже в своей квартире, Эдварда все еще видит перед собой лица девочек – они смотрят на него своими плачущими кровью глазами. Оранжевый свет фонарей пробирается сквозь жалюзи и освещает изгиб плеча Джейкоба. Блики фар проезжающих под окнами машин заставляют дрожать тени на стенах.
Джейкоб рядом с ним ворочается, шаря ладонью в поисках руки Эдварда.
- Ты как? – спрашивает он приглушенным со сна голосом.
- Нормально, - отвечает Эдвард. – Спи.
Если бы Эдвард остался человеком, он не увидел бы едва заметные морщины на лице Джейкоба, сейчас непривычно расслабленного, не сжимающего челюстей. Если бы Эдвард остался человеком, то уже почти целое столетие был бы мертв, и Джейкоба вообще никогда бы не встретил. Он так и не может решить – проклятие это или благословение.
Вместо того чтобы снова уснуть, Джейкоб притягивает Эдварда к себе. Тесно прижавшись друг к другу, они неспешно целуются. Эдвард не может сдержать чуть слышный вздох, не может остановить свои пальцы, которые опускаются на затылок Джейкоба, не давая отстраниться.
Расценив это как одобрение, Джейкоб целует его глубже, настойчивее. В этой пустой и темной комнате – такой темной, что можно потеряться в тенях – он прижимает Эдварда к матрасу, с силой упираясь руками в его плечи и исследуя языком его рот так, что им не хватает воздуха.
Эдвард не разрывает поцелуй – даже потом, значительно позже, когда Джейкоб толкается в его тело. Очертания оборотня теряются в тусклом свете. Нет ничего, кроме этого мгновения, бесконечно длящейся секунды, ничего кроме них двоих - вместе. Эдвард отворачивается, судорожно дыша, а Джейкоб гладит его холодное лицо - его большие ладони теплые и влажные. Эдвард не может остановить дрожь.
- Я люблю тебя, - почти неслышно выдыхает Джейкоб в его шею.
И начинает двигаться – сначала медленно, и Эдвард не в силах сдержать хриплый, рвущийся откуда-то из глубины стон.
Джейкоб кусает его шею и говорит:
- И ты тоже любишь меня.
Эдвард вздрагивает, качает головой.
- Ты меня любишь, - повторяет Джейкоб, и его грудь часто вздымается – от эмоций или напряжения, Эдвард не может сказать. – Ты меня любишь.
Это совсем не похоже на весь их прежний секс. Эдвард начинает понимать это, когда остановиться уже невозможно. Снова между ними все изменилось.
Раньше это происходило будто бы и без их участия, словно они просто использовали друг друга, потому что гибнуть вместе куда лучше, чем гибнуть в одиночку. На этот раз все иначе.
Как будто мир перевернулся. Как будто на реальность плеснули воды - она корчится, словно промокшая бумага, и с нее цветными потоками смываются воспоминания.
У Эдварда кружится голова. Он не может унять дрожь, не может перестать звать Джейкоба по имени, снова и снова. Он хочет, чтобы это чувство никогда не исчезло. И, не успев себя остановить, он говорит Джейкобу, что любит его. Эдварду кажется, что в руках оборотня он рассыпается на части, и взгляд его в этот миг застилает черным.

-

Наутро оба не знают толком, что сказать, поэтому молчат. Эдвард пьет из упаковки кровь и читает газету, а Джейкоб, сидя за столом напротив, доедает оставшуюся с вечера еду. Слышно только шорох бумаги и шумную работу челюстей Джейкоба.
Эдвард кладет газету на стол, разворачивая так, чтобы Джейкобу было видно.
- Жильцы позвонили в полицию, когда мы ушли, - говорит он, указывая на статью и пытаясь не обращать внимания на тускнеющие на предплечьях Джейкоба синяки. – Они нашли родственников этих девочек.
- Про нас есть что-нибудь? – спрашивает Джейкоб, просматривая статью.
Эдвард пожимает плечами.
- Написано, что тела девочек обнаружили двое неизвестных молодых людей, и что в данный момент их подозревают в убийстве.
Фыркнув, Джейкоб возвращается к курице тандори и макает ее в карри.
- Ну так что, пора доставать наши накладные усы?
- Да уж, не помешает, - говорит Эдвард и переводит взгляд на следующую страницу газеты. В кармане его сумки, лежащей у порога, звонит телефон.
- Лучше ответь, это наверняка Элис, - с набитым курицей ртом советует Джейкоб.
Закатив глаза, Эдвард поднимается и принимается копаться в сумке, вытаскивает из нее телефон и откидывает крышку.
- Алло.
Это не Элис. Голос одновременно чужой и до ужаса знакомый, и как только Эдвард понимает, кому этот голос принадлежит, ему хочется мгновенно об этом забыть.
- Эдвард, - говорит Кай, и слова дрожат из-за помех на линии и гнева. – Нужно поговорить.
Внутренности будто сковывает льдом или сжимает тисками, руки начинают дрожать. Сидящий за кухонным столом Джейкоб напевает строчку из песни Rolling Stones и гоняет по тарелке горошины, не имея ни малейшего понятия о том, что что-то идет не так.
- Как... – начинает Эдвард, но его тут же обрывают.
- Не говори ни слова, кроме того, что я разрешу тебе сказать. Мы знаем, где ты, и если ты предупредишь оборотня о нашем присутствии, мы первым делом убьем его, а тебя заставим смотреть.
- Чего ты хочешь? – спрашивает Эдвард, стараясь сохранить спокойный тон.
Кай смеется, коротко и лающе. Проносящиеся в мыслях образы Италии, страха перед тюремным заключением парализуют его.
- Скоро узнаешь. В последнее время отношения твоей семьи с Вольтури были... натянутыми. Итак, вот что мы хотим, чтобы ты сделал. Скажешь оборотню, будто звонила твоя сестра, и хочет, чтобы ты направился в центр города. Один. Там мы тебя встретим.
Разговор обрывается, оставляя в трубке только гудки. Эдвард смотрит на экран телефона, мысли беспорядочно роятся в его голове, и он пытается перестать думать по кругу «Мы все умрем».
- Что говорит Элис? – спрашивает Джейкоб.
Складывая мобильный дрожащими пальцами, Эдвард оборачивается, не в силах даже улыбнуться. Он глядит мимо Джейкоба, уставившись на холодильник.
- Она говорит, мне нужно идти в центр.
Джейкоб хмурится.
- А меня это подразумевает?
- Она хочет, чтобы я просто проверил район. Поискал информацию. – Слова начинают литься слишком легко, и он прикусывает губу, останавливая этот поток лжи. – Вернусь не скоро. Телефон со мной.
Когда Джейкоб недоверчиво разглядывает Эдварда, между его бровями снова появляется складка, словно он знает, что Эдвард говорит неправду, но не может понять, о чем именно.
- Хорошо, - медленно произносит он.
Повинуясь внезапному порыву, Эдвард подходит к нему и целует в щеку.
- Люблю тебя, - тихо говорит он и вылетает из дому, не давая Джейкобу возможности отреагировать.

-

Дождь так и не перестал.
Эдвард бесцельно бродит по улицам, подняв воротник. В его туфлях хлюпает вода. Несмотря на дождь, небо освещено очень живописно, но на улицах не слишком много людей, потому мало кто может оценить это.
- Эдвард Каллен, - говорит кто-то за его спиной.
Он с трудом заставляет себя обернуться и замечает красные глаза, полупрозрачную бледную кожу. Потом ему что-то натягивают на голову, и прежде чем он успевает закричать или начать отбиваться, вокруг него смыкаются руки, тащат назад и швыряют на ребристый пол, возможно, фургона. С лязгом захлопывается дверь.
- Черт, - шипит Эдвард, яростно вырываясь. Держащий его вампир бьет его в затылок – так сильно, что слышно, как трещат кости шеи. Эдвард теряет сознание на пару бесценных секунд.
- Снимите мешок, - говорит кто-то другой, когда Эдвард приходит в себя. – И во имя Господа, не стоит с ним так жестко.
Тот, что держит Эдварда, ворчит, но мешок стаскивает, и Эдвард обнаруживает, что стоит на коленях на мокром и грязном полу фургона.
Пальцы касаются его подбородка. Он вынужден поднять голову и встретиться взглядом с Аро, доброжелательно ему улыбающимся.
Красные глаза, словно преследующий его среди ночи далекий сигнал «Стоп». По телу пробегает дрожь.
- Эдвард Каллен, - говорит Аро легко и дружелюбно. – Нам нужно поговорить.

-

На небе не видно звезд. Ночь проходит, сливаясь из отдельных минут, отмеченных зелеными цифрами на часах микроволновки. Джейкоб раскинулся на диване, глядя прямо перед собой. Его веки норовят вот-вот закрыться. Эдварда не было семь часов, десять минут и черт знает сколько секунд.
За все эти часы Джейкоб успел представить себе каждый способ, которым Эдвард мог умереть и, несмотря на усталость, ноющее предчувствие чего-то неотвратимого заставляет его снова открывать глаза. С тех пор, как он смотрел на часы, прошло две минуты.
- Блядь, да где же он? – глухо бормочет Джейкоб, уткнувшись в диванные подушки. В тихой сумеречной комнате, конечно, не следует никакого ответа.
Только проснувшись, он понимает, что все же провалился в сон. Паника накрывает его с головой, словно ледяная волна, и секунду он пытается сесть. Прохладные ладони упираются в его грудь. Паника отступает.
- Эдвард? – пытается сказать непослушным спросонья голосом Джейкоб.
Он видит мрачное лицо склонившегося над ним Эдварда, но его черты едва различимы на расстоянии, и Джейкоб пытается коснуться его щеки. Эдвард перехватывает его руку.
- Спи, - говорит он тихо.
Джейкоб обхватывает пальцами ладонь Эдварда и чувствует приступ тревоги, когда не нащупывает пульс – он все никак не может к этому привыкнуть.
- Где ты был? – хрипло спрашивает он. – Я волновался. Старался не заснуть.
- Все нормально, - говорит Эдвард. Его ресницы отбрасывают зловещие длинные тени на скулы, и кажется, будто вместо глаз у него – черные дыры. – Утром расскажу.
Потянув Эдварда за руку, Джейкоб снова пытается подняться, но тот вдруг расслабляется и падает, оказываясь между спинкой дивана и Джейкобом, упираясь локтем в его бок.
Джейкоб снова начинает засыпать. Это делает его вялым, и Эдвард ворочается, устраиваясь поудобнее.
Когда он наконец-то замирает, Джейкоб чувствует, как Эдвард начинает перебирать пальцами его волосы. Но глаза у Джейкоба уже закрыты, и он вновь погружается в сон, убаюканный ощущением кого-то рядом с собой и теплом вороха одеял. Щека Эдварда на миг касается его щеки.
- Прости, - шепчет Эдвард.
«За что?» - думает Джейкоб.
Он пытается произнести это слух, но Эдвард продолжает поглаживать его волосы, тихо и заботливо, и Джейкоб засыпает, так и не озвучив своего вопроса.

-

- Мы хотели бы заключить с тобой сделку.

-

Поперек входной двери натянута полицейская лента жизнерадостного желтого цвета, трепещущая под порывами ливня. Стоящий рядом с Эдвардом Джейкоб сильнее надвигает на лицо капюшон, отряхивая его от воды.
- Ты со мной вообще собираешься разговаривать? – спрашивает он.
Эдвард смотрит наверх на окна той самой квартиры. Кто-то – должно быть, полиция – смыл кровавые буквы и кривое сердце вокруг них, но нацарапанные линии остались на стекле.
Джейкоб вздыхает:
- Будем считать, что это «нет». Зачем мы вообще сюда пришли?
- Тебе не нужно было идти со мной, - говорит Эдвард, подставляя лицо под капли дождя.
- Мне хватило первых десяти раз, когда ты это повторил. Но ты так и не сказал, почему мне не следовало идти.
Эдвард переводит взгляд на Джейкоба, ощущая тихую ярость в его мыслях.
- Поверь мне, - отвечает он.
Фыркнув, Джейкоб задирает голову в поисках нужного окна.
- С чего это мне тебе верить? Ты мне до сих пор ничего рассказал. Ты здесь был вчера?
- Нет.
- Хватит уже мне врать.
- Я говорю правду, - возражает Эдвард, отступая на шаг и позволяя пройти делового вида женщине. Она едва обращает на них внимание. – Я не могу сказать тебе, где я был, - продолжает он.
- И почему нет?
Эдвард никак не реагирует на злость в голосе Джейкоба, чувствуя себя слишком уставшим, чтобы ввязываться в перепалку.
- Возвращайся лучше в Форкс, - говорит он вместо этого.
Джейкоб отвечает коротко:
- Пошел на хуй.
- Тебе лучше уехать. И для меня так тоже будет лучше. Для всех нас.
- Эдвард, что, черт возьми, с тобой такое? – спрашивает Джейкоб, хватая его за плечо и разворачивая к себе. – Еще пару дней назад ты был так уверен, что у нас все получится – судя по тому, как ты себя вел. А теперь ты меня игнорируешь. Или говоришь, чтобы я ехал домой, потому что... Потому что - что? Твою мать, да что с тобой случилось?
Эдвард отцепляет пальцы Джейкоба от своего плеча, но глазами с ним так и не встречается. Не хочет.
- Тебя не должно это волновать.
Джейкоб со вздохом опускает руки.
- Черт, как со стенкой разговаривать, честное слово, - бормочет Джейкоб, прислоняясь к машине.
Струи воды стекают по его куртке на мокрый серый асфальт - продолжает идти дождь.
Эдвард замечает в окне какое-то движение, и у него сжимается горло.
- Джейкоб, уходи, пожалуйста, - говорит он так умоляюще, как только может. – Просто... уходи. Не оглядывайся. Просто иди.
«Ему страшно, - думает Джейкоб, и в его мыслях чувствуется тревога. – Он боится, а я не знаю, почему».
- Нет, - говорит он вслух. – Слушай, я не представляю, за кого ты меня принимаешь, если думаешь, будто я готов тебя здесь вот так бросить - после всего дерьма, через которое мы вместе прошли.
Эдвард снова смотрит на окно и видит вспышку красного. По коже пробегает дрожь – похоже, действительно от страха.
- Это не из-за тебя, - говорит он и ненавидит свой голос, так жалко он звучит. – Ты должен мне поверить. Это ради тебя.
Пару мгновений он слышит только шум дождя и проезжающих по лужам машин. Когда, наконец, он поворачивается к Джейкобу, тот смотрит на него тяжелым взглядом.
Остановить это уже невозможно. Мысли Джейкоба складываются воедино, одна к другой, в головокружительном вихре, отзывающемся в голове Эдварда, словно отголосок сейсмической волны.
- Это она, да? – глухо спрашивает Джейкоб.
Эдвард может только отвести глаза, и этого достаточно, чтобы выдать его.
- Поэтому мы здесь. Белла здесь, да?
Небо серого цвета. Низкие тучи клубятся у вершин небоскребов. Свет тусклый, словно солнце поднялось утром, увидело, как бледен лежащий внизу мир, и решило не показываться из-за облаков, пока не наступит более многообещающий день. За окном квартиры - темнота. Как всегда, Эдвард чувствует присутствие Джейкоба, чувствует исходящее от него – даже в такую промозглую погоду – тепло.
«Почему нельзя сделать так, чтобы у меня было хотя бы это? – думает Эдвард. – Почему нельзя, чтобы у меня был он – к черту последствия, нельзя просто быть счастливым?»
- Белла здесь, - повторяет Джейкоб мягко, словно пытается в это поверить, но Эдвард знает, что попытки эти тщетны.
Они втроем – Белла, Эдвард и Джейкоб – все еще крепко связаны, их невозможно разделить, как спутанные нити, как спутанные в радиопомехах голоса.
Джейкоб по-прежнему разглядывает его. Его глаза почти черные, вокруг них собираются морщинки.
- Ты ведь не собираешься ее убивать, - просто говорит Джейкоб.
Эдвард молча качает головой.
- Ты знаешь, я и не думал, что ты решишься.
Словно глядя с огромной высоты, Эдвард видит себя, маленького и сгорбленного, стоящего посреди улицы возле почти что сломанного Вольво. Он продолжает качать головой.
- Я хотел, - шепотом говорит он. Горло пересохло. – Поверь мне. Хотел.
- Я тебе верю, - говорит Джейкоб и как будто сам этому удивляется. Он касается груди Эдварда – будто ждет, что его сердце снова забьется. – Пошли, уходим отсюда. Пусть Вольтури разбираются с ней.
Произнесенное имя заставляет Эдварда опомниться.
- Нет. - Теперь его очередь возражать.
Брови Джейкоба сходятся на переносице, между ними пролегает складка.
- Нет?
Красные глаза у окна все еще наблюдают за ними. Белла. После стольких лет. Воистину, пока смерть не разлучит...
- Я правда тебя люблю, - говорит Эдвард, но этого так мало. – Прости.
Он отступает от Джейкоба, пусть и хочется ему в этот момент только сделать шаг вперед и не оглядываться – хочется каждой клеточкой тела.
- Прости за все, – повторяет он дрожащим голосом и отворачивается.
Даже если Джейкоб что-то после этого и говорит, это не имеет значения. Весь мир сошелся на одном окне, за которым с улыбкой ждет Белла. Ждет его.
Не способный ни на что иное, он делает шаг навстречу к ней.

to be continued

@темы: R, Джейкоб, Эдвард, миди, фанфик

Комментарии
2011-02-22 в 06:48 

shiraz
"Таков наш век: слепых ведут безумцы" (с)
Офигеть! Просто офигеть! Отличная глава! Как -то даже слегка дар речи потеряла...

2011-02-22 в 12:26 

Neporochnay
- ...Расстались мы из-за художественных разногласий: он видел для себя жизнь, а я - его смерть! ©
у меня тревога нарастала по мере развития сюжета, кажется сейчас я просто на пределе...

2011-02-22 в 21:25 

Авалон...
Жизнь хитра. Когда у вас на руках все карты, она внезапно решает играть в шахматы.
Класс, таких эмоций от рассказа у меня пожалуй не часто бывают, проду пожалуйста быстрее...ломка уже.

2011-02-24 в 14:34 

Тави
Ребята, тут из леса стреляют, вы аккуратнее.
shiraz, ~Злая_Зая~, Авалон..., ух, такие увлеченные читатели, как вы - это самый классный стимул. :)

Продолжение в процессе работы, скоро будет готово. До конца осталось совсем недолго. *чувствую себя голосом за кадром трейлера* :))

2011-02-26 в 01:39 

Black_Broken_Heart
И боюсь всех забыть, а тебя не запомнить...
как всё безумно трагично

2011-02-28 в 18:45 

Sanny Rainy
Фанфик потрясающий, читается на одном дыхании *_*
Я ненавижу ангст :DDDDDDD
Но хорошие драмы - как сама жизнь, в которых эта самая жизнь слишком реальна - перехватывают у меня дыхание.
Автор молодец, но самое сердечное СПАСИБО переводчику :))))
И бете, и гамме)
Гладкий, прекрасный перевод - 60 процентов, составляющие это потрясающий фик)

2011-03-11 в 21:28 

АлеАви
Все мы рождены от звезд. (с) BSSM
переводчики, какие же вы молодцы, что познакомили нас с таким чудом.
и да, это как наркотик. дозу, дозу!!!))

2011-03-20 в 15:54 

Авалон...
Жизнь хитра. Когда у вас на руках все карты, она внезапно решает играть в шахматы.
Ну когда же уже продолжение?

2011-03-22 в 23:28 

_илиАДа_
А ты живешь по законам доброты, мудак?!
Продолжение уже скоро. :)
Извините, риал лайф и все-такое (это я с бетингом тянула), а последняя глава самая большая по объему и самая сложная. Но осталось совсем чуть-чуть!

И спасибо всем за отзывы! Приятно работать, если есть такие читатели! :white:

2011-03-23 в 15:36 

АлеАви
Все мы рождены от звезд. (с) BSSM
риал лайф - это дело такое, отвлекающее) удачи вам с риал лайфом и успехов с переводом))

2011-03-23 в 20:38 

Авалон...
Жизнь хитра. Когда у вас на руках все карты, она внезапно решает играть в шахматы.
Значит глава будет последняя. Какие то смешанные чувства. И смутная надежда на хэппи энд.

2011-03-27 в 15:26 

Тави
Ребята, тут из леса стреляют, вы аккуратнее.
Выложила 7 главу. Простите за такую задержку. Риал лайф - это да, но я, к тому же, изрядно просчиталась с заявленной частотой выкладки глав, так что это, в первую очередь, мой промах. Надеюсь, глава оправдает долгое ожидание. ;)

www.diary.ru/~Twilight-Slash/p152597417.htm

2011-03-27 в 19:32 

АлеАви
Все мы рождены от звезд. (с) BSSM
Тави, не, все замечательно) по сравнению со многими авторами/переводчиками вы работали весьма в темпе)

2011-03-27 в 19:41 

"Таков наш век: слепых ведут безумцы" (с)
АлеАви
не теряя при этом в качестве, замечу!

2011-03-27 в 19:57 

АлеАви
Все мы рождены от звезд. (с) BSSM
shiraz, да, тем более так)

2011-03-27 в 20:07 

Тави
Ребята, тут из леса стреляют, вы аккуратнее.
2011-11-27 в 22:23 

Спасибо за интересный материал!

URL
   

~ Twilight Slash ~

главная